В Новгородской области проводится проверка по факту смерти 14-летнего мальчика

ОТ АВТОРА: о своей непростой судьбе жительница Холма Галина Дмитриевна Смирнова написала в редакцию сама. Ее письмо мы получили 16 сентября. В тот же день я созвонилась с ней. 
Сегодня Галине Дмитриевне 80 лет. Но свое детство и юность она помнит в деталях. Моя героиня родилась в д. Бор Маревского района в семье священника. Мать Гали в 25 лет связала свою жизнь с церковнослужителем – вдовцом, который был старше ее вдвое. Первая супруга батюшки умерла при родах, оставив его с четырьмя детьми. Так мать Галины обрела большую семью, а вскоре и сама родила: сперва Галю, а следом и сына.
Галине не было еще и года, когда семья переехала в  д. Устье Холмского района. Как объясняет Галина Дмитриевна, сменить место жительства пришлось из-за кривотолков в их родной деревне. Злые языки не переставали обсуждать разновозрастных супругов. К тому же в Устье не было своего священника. На новом месте семья быстро построила дом и зажила, бед не зная. Но спокойствие нарушила политика. Отца Галины в августе 1937 года репрессировали и расстреляли.  
– После смерти папы нас осталось шестеро детей. Младшему было всего два года. А вскоре началась 
война, троих братьев забрали на фронт. Нас, маму и парализованную бабушку, из дома выгнали фашисты. Пришлось жить в лесу в землянке, голодать, – рассказывает Галина Дмитриевна.
В послевоенное время Галина закончила семь классов школы, после два года по ночам работала няней в детском доме. У Гали была цель – скопить денег и поехать в Псковскую область поступать в Себежский сельскохозяйственный техникум. Заветная мечта исполнилась в 1950 году. 
На первом курсе Галя познакомилась с Валентином. Ей тогда казалось, что со своей первой любовью она пройдет рука об руку всю жизнь. Но судьба распорядилась иначе. Валентин уехал в другой город поступать в летное училище, правда дал слово, что вернется за Галей и возьмет ее в жены. Но чувства проверку разлукой не выдержали. Письма от Валентина приходили все реже, пока Галина и вовсе не забыла его почерк. 
После окончания техникума в 1955 году Галя вернулась в Холмский район с двояким чувством: с одной стороны – ощущением потери любимого человека, с другой – с надеждой, что все сложится. А иначе и быть не могло. Галя устроилась работать на одно из предприятий инженером, и вскоре ее сердечко вновь бешено забилось. В том же 1955 году в Холме на танцах 20-летняя Галя встретила гармониста – весельчака Алексея. В кучерявом статном шатене Галя узнала своего одноклассника, с которым в первом классе была не разлей вода. Ребята дружили до тех пор, пока Лешу не перевели в другую школу. 
С общих воспоминаний о детстве закрутился роман Гали и Алексея. 
– Леша как увидел меня, сразу признался, что влюблен с первого класса, что я его судьба и он никому меня не отдаст. Я тоже крепко полюбила своего кудрявого красивого Алешу, – признается в своем письме «Волхову» Галина.
Вот только родители обоих влюбленных были против их союза. Своей невесткой родители парня видели другую девушку. А по поводу Галины твердили: «Не пара она тебя, Алешка!».  
Мать Галины также была против Ромео из-за его проблем со здоровьем. Дело в том, что во время службы Алексей получил инвалидность, у него была гипертония.
– Вопреки всем Алеша покорил меня. Нашу любовь ничто не остановило, – твердо произносит Галина.
Через два года встреч Галя вышла за Алексея замуж. Как по сценарию доброго фильма, они построили дом, засадили сад, родили двух сыновей: в 1958 году Толю, через пару лет – Сережу. Жили небогато, временами очень трудно, но дружно, храня верность  и уважение друг к другу.  
Спустя годы Анатолий поступил в Новгородский сельхозтехникум на ветеринара, а Сергей – в Ленинградский институт авиационного приборостроения.
Беда пришла в дом Смирновых без предупреждения. В 1992 году Алексей стал плохо себя чувствовать. 
– У него началось двустороннее воспаление легких. Мужа положили в больницу, прооперировали. После этого он еще полгода пролежал в больнице, – рассказывает Галина Дмитриевна. 
Все это время она не отходила от супруга. Делала ему массажи, компрессы, ванночки. И тут снова случилось несчастье. 
– Мне позвонили из техникума, где учился старший сын, и сообщили, что у него случился приступ краниостеноза (редкая черепная патология. – Прим.авт.), что он в коме в Новгородской областной больнице, – вспоминает Галина. – Четыре дня я без сна и отдыха в страхе и тревоге ждала, когда Толя очнется. Пролила море слез. Глядя на мои переживания, плакали даже мужчины в палате. 
Анатолий, к счастью, оклемался и вернулся к нормальной жизни. Но вот Алексей нет, в 58 лет мужа Галины не стало. 
– От переживаний я ослепла в 45 лет. Делала операцию на обоих глазах, но хрусталики тогда не восстанавливали. Пришлось носить «тяжелые» очки (+12), но я терпеливая, привыкла, – делится Галина Дмитриевна. – Я очень тяжело переживала смерть Алеши. Нервы не выдержали, у меня началась тяжелая депрессия. Это очень коварная болезнь: болят все внутренние органы и мучает нестерпимая душевная боль, теряется интерес к жизни,  все воспринимается в черном цвете. 
Галина Дмитриевна приходила в себя полгода. Она не выходила из дома, просто лежала пластом.
– Все это время я не могла заплакать. Сердце как закоченело, – продолжает она. 
Но случилось нечто. В День рождения ушедшего в мир иной мужа Галина решила дойти до его могилки. Но ее ноги настолько перестали слушаться, что пришлось ступать, опираясь на палки. Потихоньку Галина все же добрела до кладбища. У могилы Алексея стала делиться с ним своей душевной болью, мысленно попросила помощи и поддержки. 
– И вдруг из моих глаз рекой полились слезы, а с души как будто упал тяжелый камень. И обратно домой я пришла уже без палок, только сильная слабость чувствовалась. Я тогда весила всего 43 кг, – признается Галина Дмитриевна. 
Ей настолько полегчало, что хотелось хвататься за все дела, не теряя ни минуты. Галина Дмитриевна взялась наводить порядок в доме, сама вырыла траншеи для укладки водяных шлангов. Сыновья  ведь все в работе. 
Но не прошло и трех лет после смерти мужа, как вновь произошла трагедия. Тяжело заболела и слегла мать Галины. К тому времени у нее уже был опыт ухаживания за старым больным человеком. Еще когда был жив Алексей, Галина выхаживала свекровь, у которой была ампутирована нога. На смертном одре мать мужа просила у Галины прощенья за былое, целовала ей руки.   
Свекровь и маму Галина похоронила, но несчастья на этом не закончились. В 1996 году  на глазах Галины Дмитриевны ее сына Анатолия сбила машина.
– В тот зимний вечер мы с Толей были в бане у сестры. Сын ждал пока я намоюсь и мы вместе должны были пойти домой, – произносит дрожащим голосом Галина Дмитриевна.  – Когда я вышла из бани, Толя уже стоял за калиткой на другой стороне дороги. За долю секунды на него налетела машина, и я потеряла Толю из виду. 
По обледеневшей дороге ехавший на большой скорости автомобиль занесло прямо на молодого мужчину.  
– Когда я подбежала к Толе, вокруг него уже столпился народ.  Сына увезли в больницу. У него был раздроблен сустав, смят таз, сломано три ребра, разбита голова. И у него сразу началось двустороннее воспаление легких. Он задыхался, умирал в больнице на моих глазах, – делится Галина Дмитриевна. 
Полгода Толя провел в больнице, вместе с ним и Галина. В 38 лет Анатолий стал инвалидом второй группы.
У Галины из-за переживаний по поводу сына вновь началась тяжелая депрессия. Душевная боль не отпускала ее семь лет. 
– Это было как в страшном сне. Я так ослабла, что не могла даже пол подмести, страшно похудела. Но походы на кладбище к мужу с мольбой о помощи в этот раз не помогали – чудо не повторилось, – рассказывает Галина Дмитриевна. – Всем казалось, что я умираю. Младший сын даже пригласил ко мне священника, чтобы я в последний раз причастилась и исповедалась, – признается Галина.
Но Галина Дмитриевна выжила, ради сыновей и благодаря им. 
– Анатолий, будучи инвалидом, за мной ухаживал: топил печь, готовил, кормил меня, мыл полы. Хоть ему все это давалось с трудом, – говорит Галина Дмитриевна. 
Младший брат Толи из Петербурга привозил домой продукты. За Галину переживала и внучка Наталья, дочь ее сына Сергея. 
В завершение нашей беседы Галина Дмитриевна призналась мне, что боится за будущее Анатолия. Сейчас ему 55 лет, он не женат. Мать и брат – его единственные родные люди. 
– Этой весной младший сын покрасил наш дом. Вместе с ним будто и я обновилась. Вновь стала замечать прекрасное в мелочах, почувствовала аромат цветущего сада, услышала пение птиц и снова расплакалась. Осознала, как все таки сильно я люблю жизнь, – рассказывает Галина Дмитриевна. 
Сегодня Галина Дмитриевна – активистка, пример для подражания другим пенсионерам. Она поет в хоре ветеранов, посещает музыкально-литературный салон в холмской библиотеке, пишет стихи. Ее произведения часто публикуют в местной прессе.  
«...Я устала уже – вот какая беда.
Нету слов беспощаднее, чем никогда.
Сердце осенью громче тревогу забило,
Может быть, потому что тебя не забыла»
Ольга КАТКОВА, г. Холм