В Борисоглебском своего храма пока нет, но 7 января местные православные отметят, как положено. У них есть свой молельный дом, который местный фельдшер Лариса Губинова придумала открыть прямо у себя на работе.
ОТ АВТОРА: с Ларисой меня познакомила школьная подруга Галина Соловьева. Она давно рассказывала о приятельнице, мечтающей восстановить разрушенный храм. 24 декабря мы вместе побывали в гостях у Губиновой в вологодской глубинке.
Если смотреть по карте, Борисоглебское от Вологды – в 60 километрах. Мой спидометр показал, что мы проехали все девяносто по заснеженным дорогам, среди сугробов и лесов. Кубенское, Кашкалино, Новое, поворот налево, Кочеурово, Дор... И вот - мы на месте.
Лариса с мужем Славой и сыном, одиннадцатилетним Лешей, встретили нас на пороге добротной избы. В доме остро пахло солеными огурцами, пирогами и еще чем-то вкусным. Гостей ждали и накрыли богатый стол.
- Картошечка своя , мясо тоже, вот грибочки соленые! – потчевала нас хлебосольная хозяйка. По дому неслышно бродили толстые холеные кошки, щурили зеленые глаза, изучая чужаков.
Зашла речь о том, что скоро Новый год, и Лариса обмолвилась, что считает Рождество одним из главных и любимых праздников.
–Новый год – это всеобщее веселье и шум, а Рождество похоже на тихое семейное счастье, - сказала она. – Ведь когда в семье рождается малыш, фейерверки никому не приходит в голову запускать. Это огромная радость – но радость спокойная.
Старшим дочкам Ларисы 28 и 25 лет, они давно живут в Вологде. Поэтому Сочельник наша героиня обычно проводит со Славой и Алешей. При этом в рождественские чудеса и в то, что загаданные в конкретную дату желания непременно сбудутся, она не слишком верит.
- На самом деле чудеса каждый день случаются, - рассуждает она. – Например, я могла никогда не встретиться с мужем, не спаси его счастливая случайность. Когда-то – Слава жил в Калининградской области – собрался он с закадычными друзьями на рыбалку. Договорились, что они заедут за ним. Но в машине Славе не хватило места. Он, конечно, страшно рассердился и ушел рыбачить один. А товарищей, которые без него отправились, унесло на льдине, они все утонули...
И все же идею Губиновой возобновить церковные службы в небольшой деревне иначе, как чудом не объяснишь. Жил себе человек, занимался самой что ни на есть обычной, хотя и важной работой: все сельское поселение, два десятка деревень, к ней за медицинской помощью обращается. А вот взяла и придумала молельный дом открыть. И помогла Ларисе в этом не мистика, а вполне сознательное изучение истории родного села. Рассказывая об этом, моя собеседница стесняется и говорит: "мы изучали историю", "мы решили восстановить храм". Но ее односельчане заверили меня, что именно Лариса тут главный активист и энтузиаст.
- Когда-то Борисоглебское было крупным селом, с большой торговой площадью, поэтому и храм Леонтия Ростовского у нас построили, - рассказывает Лариса. - Рядом выросло село Мынчаково. А в советское время все перевернулось: Борисоглебское захирело, стало маленьким, а Мынчаково выросло, и теперь наша деревушка с ним почти слилась. По последней переписи населения здесь значились 22 человека, в Мынчаково – 320. За эти шесть лет конечно, людей еще поубавилось: закрылась школа-восьмилетка, проблема с общественным транспортом, умирают старики, уезжают молодые. Но у нас тут есть свой Дом культуры, начальная школа, ФАП, магазины, библиотека. А храма нет.
Ларису, как и многих ее односельчан, в детстве крестила местная «бабушка», Августа Кудрова из деревни Ермолово.
- Я уже потом узнала, что мирской чин крещения может провести любой православный, если есть святая вода, свечи и молитва, - говорит моя собеседница. – Не везде же батюшки имеются. Но потом «полным чином» надо докрещиваться в храме. И я так поступила лет в 25. Знаете, мы со старшей сестрой выросли здесь, я после школы окончила медучилище и вернулась сюда работать, а Галина уехала в Череповец. И однажды, было это шесть лет назад, я подумала: вот сестра, если ей, например, станет грустно, может в любой день зайти в церковь и помолиться. А у нас в деревне такой возможности нет. Поговорили мы с односельчанами. Решили узнать историю нашего храма.
Старая деревянная церковь Бориса и Глеба, первые упоминания о которой в источниках встречаются в 1691 году, когда-то дала название селу. А для строительства новой, Леонтьевской имени епископа Ростовского, в Борисоглебском даже специально создали три кирпичных завода, глину брали в местечке Ямки. Под всей площадью будущей церкви был выкопан котлован глубиной в пять метров и полностью заполнен камнем. Вот на такой «подушке» и возвели храм.
- Оказалось, мой дом стоит как раз рядом с фундаментом старой церкви, - говорит Лариса. - В 1935 году храм закрыли и начали разрушать. Когда сбросили колокола, от удара большого о меньший возникла настолько сильная звуковая волна, что в ближайших домах вылетели стекла. В здании церкви открыли клуб. Из иконы «Страшный суд» размером 3 на 4 метра изготовили скамейки для зрительного зала. Потом, в войну, тут было хранилище. А когда здание совсем разрушилось, уже в семидесятые годы, на фундаменте открыли танцплощадку. Только работала она недолго, год или два. В пруду утонул молодой парень. Вызывали водолазов, чтобы тело вытащить, это подтвержденный факт. На площадку больше ходить не стали, побаивались.
Губинова решила исправить ошибку советского времени. Нашла единомышленников среди односельчан. Люди собрали денег и поставили на месте старого храма Памятный крест – прямо в центре площадки. Получили благословение и открыли молитвенный дом в одной заброшенной избушке. Оклеили стены обоями, вставили рамы, потолки покрасили. И стал народ подтягиваться, собираться. И батюшка, отец Андрей, стал приезжать. Крещенскую службу в этом году тоже он проведет. Правда, уже в новом помещении.
- Старый дом оказался аварийным, и его запретили использовать, - говорит моя собеседница. – А у нас в ФАПе есть свободное помещение. Мы попросили разрешить открыть там молельную комнату. Разрешили.
Губинова провела меня в уютный дом в центре села. Направо в помещении ФАПа – царство Ларисы, тут лекарства и медицинские инструменты. Вторая дверь открыта для всех. Чугунные подсвечники выковал вологжанин Михаил Егоров, сын местной жительницы Антонины Александровны. Старые иконы, рушники, лампады, свечи и все, что положено, принесли члены общины.
- Поначалу идею, конечно, восприняли скептически, - говорит Лариса. – Но в итоге помогли даже люди, от которых никак, казалось бы, нельзя было этого ожидать. Вот это, кстати, настоящее чудо, а не желания, которые в полночь под елкой загадывают.
Татьяна ОХОТНИКОВА, Вологодский район.

20 ноября в СУ СК РФ по Вологодской области сообщили, что на чиновницу завели уголовное дело за превышение должностных полномочий).
"По версии следствия, в январе 2008 года подозреваемая, занимая должность главы Куностьского селького поселения Белозерского муниципального района, не поставив в известность сотрудников администрации, единолично изготовила и подписала протокол заседания и решения Совета сельского поселения, которыми необоснованно установила себе ежемесячную надбавку к должностному окладу за выслугу лет", - сообщили в ведомстве.
Повышенное жалованье чиновница получала с 2008 по 2012 год.
"Бюджету сельского поселения причинен ущерб в размере 77 тысяч рублей",- уточнила старший помощник руководителя СУ СК РФ по Вологодской области Ольга ОЛЕНЕВА.
Обстоятельства совершенного преступления устанавливаются.

Раздел: СИТУАЦИЯ

Об этом сообщили 10 октября в СУ СК РФ по Вологодской области.
«Школьника нашли мертвым в петле родители 9 октября. Телесных повреждений, свидетельствующих о применении к мальчику насилия, в ходе осмотра не обнаружено», - уточнила старший помощник руководителя СУ СК РФ по Вологодской области Ольга ОЛЕНЕВА.
По факту смерти ребенка проводится доследственная проверка.

Раздел: ПРОИСШЕСТВИЕ