Болезнь престарелой матери толкнула дочку на непоправимый поступок

В Челябинском областном суде в декабре 2018 года рассматривалось дело 45-летней горожанки, попавшей на скамью подсудимых после скандала с родительницей. Много лет женщина ухаживала за больной матерью, а потом оказалась обвиняемой в ее смерти. Главная фигурантка уголовного дела Виктория Голованова выросла

в небольшом городке рядом с Челябинском. Отца своего никогда не видела, воспитывала ее мама — Нонна Степановна. Личная жизнь у женщины не сложилась, да и некогда ей было романы крутить — трудилась денно и нощно, берясь за любую даже тяжелую работу, чтобы прокормить дочку в лихие 90-е. Тогда и подорвала свое здоровье — у женщины стало скакать давление.

Вика же, большее время предоставленная сама себе, в подростковом возрасте плохо осознавала, на какие жертвы ради нее идет мать. После школы дочь уехала в Челябинск, где устроилась продавцом. Вика очень не хотела повторить печальный мамин опыт, поэтому решила во что бы то ни стало найти мужа. Но все попытки построить с кем-либо отношения ни к чему серьезному не привели — то ли не тех возлюбленных выбирала, то ли просто не повезло. 

Нонна Степановна тем временем совсем сдала. Заболевание отразилось на ее психическом состоянии, и к 50-ти годам женщина стала инвалидом и была признана недееспособной. Викторию назначили опекуном матери. Больная требовала постоянного ухода и присмотра. 30-летняя на тот момент Вика вернулась в отчий дом, чтобы исполнить свой дочерний долг, хоть мысленно проклинала судьбу за это.

Как позже Виктория рассказывала на суде, жизнь с мамой была для нее невыносимой. Родительница постоянно была всем недовольна, часто упрекала дочку и унижала ее. Особенно любила поучать при гостях. А уж если к Виктории захаживали ухажеры, здесь мама совсем не церемонилась — могла легко опозорить дочь, поднять на смех ее кулинарные способности, например. Или озвучить какие-нибудь интимные подробности из жизни дочери, что та готова была в тот момент сквозь землю провалиться. После таких выпадов кавалеры Вики просто исчезали.

Голованова пыталась разговаривать с родительницей по-хорошему, клялась, что не оставит ее, просила сидеть тихо при гостях. Но Нонна Степановна не унималась. Скандалы между близкими женщинами возникали так часто, что превратились в обыденность. При этом поводы для ругани были настолько ничтожные, что часто выеденного яйца не стоили. Мать так опостылела Вике, что она взрывалась на ровном месте. Тем не менее, продолжала кормить родительницу, прибирать за ней, купать ее и стирать одежду.

В 2016 году Вике, уже отчаявшейся устроить личную жизнь, все же удалось сойтись с одним мужчиной. Геннадий Истомин освободился из колонии, но жена не приняла его и выставила за порог. Поэтому одинокая Голованова с жилплощадью была для него удачным вариантом, ради которого ее мать он мог и потерпеть.

Новый 2018-й год Голованова, Истомин и Нонна Степановна встречали вместе. Утром 1 января Гена ушел на подработку. Товарищ попросил заменить его, посидеть сторожем в мебельном цехе. Мужчина согласился, тем более что нуждался в деньгах.

Вика осталась с родительницей наедине. После праздничной ночи у нее болела голова, поэтому она купила себе бутылку спиртного и потихоньку попивала. Нонне Степановне было скучно, она ходила за дочерью по пятам и цеплялась к ней в своем обычном репертуаре. Несколько раз Вика срывалась на ругань, но все же старалась успокоиться и держать себя в руках. Вечером она решила заняться приготовлением ужина и пошла на кухню. Начистила картошки, принялась ее резать. В этот момент мама в очередной раз начала поучать взрослую дочь и ругать, дескать, кто так картошку режет — только косорукие. Мол, дай покажу, как надо. «Мама, отстань!» — закричала Вика и резко повернулась к родительнице, держа в руке нож.

Следователям Голованова рассказывала, что мама сама наткнулась на лезвие, после чего заохала и упала на диван, а Вика в шоке стала метаться по квартире, не понимая, что делать. Потом сунула родительнице какие-то тряпки, чтобы та зажала рану, из которой вовсю хлестала кровь. И стала звонить сожителю. Гена посоветовал ей позвонить в скорую, а сам закрыл сторожку и бегом пустился домой. Успел до приезда медиков. Вика, рыдая, бросилась ему на грудь и стала причитать: «Мама сама это сделала! Мама сама!»

Следом в квартиру зашел фельдшер, но ее помощь раненой женщине оказалась уже бесполезной. Нонна Степановна скончалась прямо на носилках, которые грузили в карету скорой помощи. Все это время Виктория вела себя неадекватно, рыдала над телом матери и повторяла: «Мама, зачем ты себя порезала?!»

Но после того, как пришли результаты экспертизы, выяснилось, что удар в грудь ножом пожилой женщины был целенаправленным и пришелся прямо в сердце. В итоге Голованова созналась, что сама ударила ножом мать. Позже на следственном эксперименте женщина показала, каким образом нанесла удар, и пояснила, что сделала это из-за накопившейся злости и обиды. В тот момент, по словам Виктории, родительница ее вконец достала, поэтому чаша терпения хлынула через край.

Как сообщил прокурор отдела по надзору за процессуальной деятельностью в органах СК РФ по Челябинской области Павел Федосеев, Головановой было предъявлено обвинение в убийстве лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

28 декабря суд огласил приговор. За убийство матери женщине назначили 10 лет в колонии общего режима, а после этого еще на 1 год ограничили ей свободу.

Мила САМАРИНА,

Челябинская область

(Имена и фамилии участников уголовного дела изменены. — Прим. ред.)