ВЛАСТЬ
ФОРУМ

«От соседей столько грязи было в нашу сторону»

15-03-2017/11:03:14Автор ЖИЗНЬ
«От соседей столько грязи было в нашу сторону»

Окружающие осуждали Галиевых за то, что они взяли к себе двух нездоровых сирот. Ведь у них у самих трое детей, средний из которых инвалид. Но Лидия и Марат не слушали злые языки. Превратив «проблемную» малышню в успешных школьников, они всеми силами стараются поставить сына Артема на ноги и исполнить его мечту.

ОТ редакции: с Артемом я познакомилась через сайт «ЖЖ» (Livejournal. – прим. ред.). В конце февраля я случайно в одном из популярных сообществ «Один мой день» прочитала его репортаж, как он проводит будни. История 13-летнего мальчика из Новокузнецка могла бы показаться обыденной, мало ли школьников, которые ведут дневники, но Артем – необычный подросток, он прикован к инвалидной коляске. И несмотря на свой недуг он мечтает обрести профессию, работу и всеми силами стремится к этому. Я написала Артему и напросилась к нему в гости к Галиевым, чтобы узнать историю их семьи и их сына.

Семья Галиевых самая обычная. Мама Лида, папа Марат и пятеро ребятишек.

– Старшему брату Георгию 19 лет, средний я, маленькому Матвейке 3,5 года и двое приемных – 8-летняя сестра Женя и 12-летний брат Никитка, – рассказывает о домашних Артем. – Родители у меня большие молодцы. Когда они брали Женю, ей шел 6 год. В детском доме говорили, что у нее проблемы с головой и учиться она в обычной школе не сможет. Но мама с ней ежедневно занималась и вопреки всем прогнозам наша Женечка в пятерке лучших в классе!

Но обо всем по порядку. Родители Артема всегда мечтали о девочке. После того как подрос старший, решились на второго малыша в надежде, что у Георгия родится сестренка. Однако судьба распорядилась по-своему, и в 2004 году на свет появился Артем.

– Врачи сказали мне в 30 недель – срочно оперироваться, так как была несостоятельность шва, оставшегося после кесарева от первых родов, – говорит 37-летняя Лидия Галиева. – Спасали уже мою жизнь, даже не ребенка. Родился он в 12 часов ночи, на 10 недель раньше срока, весил 2700, нормальный, доношенный. А в шесть утра выяснилось, что шанс выжить у сына – 3-5%.

Артем не смог самостоятельно дышать, и врачи подключили его к аппарату искусственной вентиляции легких. Позднее выяснилось, что если бы инкубация была сделана сразу после рождения, головной мозг малыша так бы не пострадал. Но, увы. Две недели на аппарате ИВЛ, месяц в реанимации, как следствие – механическая пневмония, бронхит и страшный диагноз: «ДЦП. Спастический парапарез». (Неврологический синдром, который характеризуется уменьшением мышечной силы конечностей вплоть до ее полного отсутствия. Прим. ред.)

Врачи нам говорили: отказывайтесь от него, это будет растение. Но мы даже не думали так поступить. Считали, поднимем, сумеем. Мы это пережили, переплакали и приняли. Сами понимали, что надо идти дальше, растить ребенка, чтобы он чувствовал себя полноценно, – продолжает мама Артема. – Мы с ним рано стали изучать буквы, цвета, развивать моторику. У него была логопедически хорошо поставленная речь. Я ведь ему всегда читала, в больницах, дома – он очень любил слушать. С таким ребенком будешь и неврологом, и педиатром, и логопедом! Хотя я по профессии металлург, окончила СибГИУ, потом работала в отделе полиции. В 2011 году меня сократили. В МЧС отработала еще год. А потом ушла с работы, потому что Артему нужна постоянная помощь и уход.

(на фото: Артем)

Возникшие трудности не заставили Галиевых оставить мечты родить девочку. Но потребовалось 10 лет для того, чтобы они вернулись снова к этой мысли и предприняли третью попытку. Лидия и Марат прошли всевозможные обследования. Видимых причин для рождения проблемного ребенка не было. И вот, три года назад родился долгожданный малыш, правда, опять мальчишка... Здорового и крепкого пацана назвали Матвеем.

– «Все равно хотим девочку!», – так решили мы с мужем. Давно планировали и, наконец, решились взять из детского дома. Правда, мы не представляли, как мы будем выбирать ребенка. Ходить и смотреть как в магазине? Это же невозможно. И то, как мы взяли Женечку, – это судьба! – восклицает мама Лида.

Для удочерения в 2016 году Галиевы приехали в Прокопьевск – говорят, очереди там меньше, чем в Новокузнецке. Во время оформления заявки в кабинет вошла начальник опеки со словами о том, что на одну воспитанницу пришла отказная – приемная мама передумала ее забирать.

– Предложила нам: «Езжайте и посмотрите, прям сейчас». А мы с мужем и готовы не были. Не видели ни ее фотографию, ни даже игрушки не купили. Но согласились и поехали. Нам вывели что-то маленькое, худенькое-прехуденькое, – рассказывает Лидия. – И ей, видимо, впопыхах этот белый бант нацепили и колготки пузырями – надели самое лучшее, что по размеру даже не подошло.

Обменявшись с женой только взглядом, Марат сразу же согласился: «Наша!». Так в семье Галиевых год назад появилась 6-летняя Женя. А следом, не планируя брать в семью, они познакомились с Никитой, которому было в тот момент 11 лет.

– Я собирала по интернету вещи для детского дома. Мы возили их туда, и Никитка постоянно помогал их носить. А потом взял меня за руку и тихо-тихо так говорит: «Возьми меня, пожалуйста, домой. Я буду самым хорошим сыном!».

(на фото: Женя и Никита)

Четыре сыночка и лапочка-дочка – в таком составе Галиевы живут уже год. Принимая в семью детей из детского дома, оба – и Лида и Марат понимали, что это сложные дети, тем более, у обоих вполне серьезный диагноз – «органическое поражение головного мозга». Но после 10 лет, в течение которых они поднимали Артема, эти сложности уже не казались им чем-то глобальным.

– Нам все говорили: «Что вы делаете, Никита же подросток, у него органика». Он заикался сильно. Сейчас в марте будет год, как он живет у нас – уже почти не заикается, – не без гордости говорит Лидия. – Женя отлично учится в обычной школе. У них в семье и бабушка воспитывалась в детском доме, и мама. Директор говорила, что мы ничем не исправим это, девочка не сможет учиться. Да, когда мы Женю привезли домой, она не могла говорить простейшие вещи, даже составить предложение, была как дикий волчонок. Мне за нее было перед соседями стыдно. Я только отвернусь за маленьким, смотрю – она уже по помойке. Ранетки все во дворе были ее добычей. На улице подбирала и ела конфеты. Но это постепенно прошло. А вот от соседей столько грязи было в нашу сторону. «И куда набрали, у самих трое детей, да ребенок проблемный, да еще на этих детях бедных наживаются». А я старалась не злиться на них, думала: «7300 платят за приемного ребенка, да берите и богатейте, если только об этом и думаете». Мои родители тоже говорили: «Ты подумай как следует». Но мы с мужем не зависим ни от каких людей, ни от наших родителей. Поначалу они присматривались, а сейчас Женя – и «доча», и «внуча». Ей дарят самые лучшие заколки, сережки и платья. Наши бабушки-дедушки только и нацеловывают всех наших ребят.

(на фото: Георгий и Матвей)

Конечно, наладить в семье взаимоотношения между детьми – своими и приемными, поначалу казалось достаточно сложным. Старший Георгий отнесся к появлению новых членов семьи спокойно. Артем же постоянно спрашивал, как они теперь будут жить? Ведь большая часть внимания всегда была именно ему. Да и вообще не хотел он больше никаких братьев и сестер, корме своих, родных. Родители объясняли, привозили Артема в детский дом, знакомили там с Никитой.

– Поначалу, конечно, ревновал. А сейчас мы с Никитой любим играть вместе, – говорит Артем.

О своих увлечения Артем Галиев рассказывает с удовольствием. Электроника, английский, журналистика, – вот неполный перечень его занятий.

Летом 2016-го Артем принимал участие и победил в национальном чемпионате профессионального мастерства для людей с инвалидностью «Абилимпикс». По результатам конкурса его взяли в Everland социальный бизнесс-проект, который проводит обучение людей с инвалидностью перспективным профессиям, которые позволят им работать удаленно. Там Артем учится журналистскому мастерству.

(на фото: сертификат на стажировку)

– Когда вручали сертификат, сказали, что впервые за всю их историю у них учится школьник. Они всегда берут с образованием либо техникум, либо институт. А с Артемом они решили рискнуть. По окончании школы компания готова помочь ему поступить в вузы Москвы. Я, конечно, хотела, чтобы он стал педагогом английского, но Артем хочет в столицу. Мы с мужем разговаривали и решили, что в этом случае нам придется разделиться – папа поедет с ним, а я останусь с детьми здесь. Все-таки это образование и будущее ребенка. Мы не должны на нем ставить крест, – говорит моя собеседница.

Путь к заветной мечте – стать журналистом, нельзя назвать легким. Артем рассказывает, что каждый будний день практически всегда расписан по минутам, лишь в выходные он разрешает себе расслабиться.

– В выходные у нас очень весело и шумно. Но самое замечательное, что утром тебя будит незабываемый запах с кухни. Мама встает очень рано и старается всегда нас удивить и порадовать вкусной выпечкой, – рассказывает Артем. – После завтрака мы решаем, чем интересным займемся. Летом, если папа выходной, собираемся на берег реки или едем на дачу к бабушке, а зимой – настольные игры. Что касается будних дней, то, поскольку я не могу посещать школу, преподаватели связываются со мной по скайпу. Обычно в день по 5 уроков. И еще три раза в неделю занимаюсь с куратором проекта – готовлюсь к московскому чемпионату профессионального мастерства «Абилимпикс».

Быть человеком с ограниченными физическими возможностями нелегко, это Артем знает не понаслышке. Галиевы живут на десятом этаже. Лифт в доме есть, однако инвалидная коляска в него в открытом виде попросту не входит.

– Из-за этого меня доставляют на улицу в два этапа, – рассказывает подросток. – Летом я через день могу гулять, а зимой гораздо реже. Коляску очень тяжело везти по снегу. Да и, честно говоря, мне маму жалко. Я очень тяжелый, она одна это делает, потому что папа постоянно на работе, он водит автобус!

(на фото: Артем)

Но даже если Артем, преодолев все преграды, оказывается за пределами дома, он рискует столкнуться с иными трудностями, решить которые ни он, ни его домашние не могут – равнодушием окружающих.

– В прошлом году летом мы с другом Ваней вышли на улицу и сидели на лавочке, без коляски. Я потянулся за мячиком, упал, и не мог подняться. Ваня хотел мне помочь и сам упал. У него тоже проблемы с ногами. В это время из подъезда вышли соседи с детьми. Вместо того чтобы помочь, они сели в машину и посмеялись надо мной: «Ты такой большой, сам не можешь подняться!». А мы лежим в пыли – такие беспомощные и все в слезах, – вздыхает Артем.

– В детской поликлинике три этажа, но нет ни пандуса, ни лифта, – добавляет его мама. – А наш кабинет находится на третьем этаже. Артем заболел, так его осматривали возле регистратуры. Даже не выделили отдельный кабинет. Я понимаю, все с маленькими детьми, но каких усилий мне стоит довезти его в поликлинику, попасть в кабинет и потом стоять оправдываться, что у меня внизу ждет ребенок.

О том, сможет ли Артем полноценно ходить, врачи не дают никаких прогнозов. Галиевы разрабатывают сыну ноги, сделали операции на одной ноге (мальчику вставляли специальную спицу,Прим. ред.), словом, все, что только возможно.

– Хороший центр по реабилитации есть в Крыму, но мы пока финансово его не тянем. Из нас двоих работает только папа, – говорит Лида. – Но мы к этому стремимся. Нам сейчас нужен велотренажер. Мы никогда с такими просьбами к людям не обращались, я сама этого не одобряю, но сейчас стараемся накопить Артему на операцию на второй ноге, поэтому тренажер просто не потянем. Но надеемся, что у кого-то стоит без дела, может быть, дадут добрые люди нам на первое время даром или напрокат, чтобы сын смог разрабатывать ноги.

В «ЖЖ» Артема я прочитала такие строки: «С рождения я нахожусь в инвалидной коляске. Думаете, жизнь такого человека скучна? Нет, ведь у меня есть мечта». Наверное, этим все и сказано.

(на фото: часть грамот и дипломов Артема)

Алла МОЖДЖЕНСКАЯ, Новокузнецк

VK_VER_DMCA_4622

Прочитано

 1410  

Подписывайтесь на наш канал в ЯндексДзен и Google Новости. Всё самое лучшее там.

Последнее изменение Friday, 09 June 2017 15:05

ЖИЗНЬ: непридуманные ИСТОРИИ