Сын-рецидивист отомстил немощному отцу-инвалиду за преждевременную смерть мамы

Именно так объяснял следователям Максим свой чудовищный поступок. Он считает, что своей тиранией папаша когда-то свел в могилу мать. Дух из больного родителя сынок выбивал и его же бадиком, и руками, и ногами. Пожилой мужчина от полученных травм скончался в больнице. Душегуб проведет за решеткой 10 лет

В конце февраля 2018 года в Оренбургскую районную больницу поступил старик. Скорая доставила обездвиженного Николая Голубцова в тяжелом состоянии. Несколько дней врачи пытались сохранить жизнь пенсионеру, но, несмотря на все усилия, мужчина в муках скончался.

Вот уже несколько лет Николай Филиппович был прикован к постели, но только со своими заболеваниями он при должном уходе мог жить да жить.

Последние несколько лет Макс жил с родителем в его доме. Там же обитали его сестра Зина и сожительница Полина. Из вполне крепкого мужика Голубцов-старший за несколько лет превратился в дряхлого инвалида. Сначала он получил инфаркт, а следом и инсульт. Из-за этого Николай почти все время лежал. Вставал он редко, чтобы добраться до туалета, при этом одной рукой опираясь на бадик, а другой – держась за стенки. Нарушена была у старика и речь, и мыслительная деятельность. Чтобы понять его, приходилось прикладывать немало усилий. Заботились о пенсионере дочь и подруга сына. Сам же Максим держался от старика подальше. Ухаживать за лежачим родителем он не хотел: не кормил его, не мыл, не поддерживал, а лишь периодически таскал его пенсию.

Восемь лет назад Голубцов-младший угодил за решетку. В пьяной драке расправился с собутыльником. В сентябре 2010 года приговором Оренбургского районного суда за нанесение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, суд лишил Максима свободы на 8 лет в колонии строгого режима. Спустя три года убийца добился пересмотра дела, и суд скостил ему срок. В ноябре 2016 года Ленинский районный суд Оренбурга освободил заключенного условно-досрочно за хорошее поведение.

Семьи и детей у Максима не было, жилья собственного тоже, а возлюбленная не дождалась. Вернулся Голубцов в дом к отцу и сестре. Мать скончалась много лет назад.

Жизнь после заключения не складывалась: на работу его не спешили брать, женщины сторонились, только друзья были рады видеть, и то если нальет.

Пьянки стали образом жизни Голубцова. Он неделями мог пропадать неизвестно где и с кем, а нередко устраивал настоящий притон в квартире больного отца.

Со временем Максим привел в жилище отца свою подругу Полину Карташеву. Женщина также нигде не работала и пила наравне с сожителем.

Николаю Филипповичу, конечно же, не нравилось, что он вынужден был доживать свой век в такой обстановке. Ему требовался уход, сиделка, а не пьяный сын с компаниями, которые не давали старику отдохнуть. Голубцова-старшего было жалко, но Макс ни на чьи уговоры переехать или вести себя по-человечески не реагировал. Он был неадекват до зоны, а вышел оттуда совсем «поехавшим»: злой, наглый, хамоватый. Некого царька из себя строил, а как поддавал, становился неуправляемым, – рассказала на одном из допросов Наталья Сорокина, знакомая семейства Голубцовых.

В тот вечер, 28 февраля, Максим отмечал последний день зимы с Полиной. Пили они уже неделю. Сожители хохотали, курили, ругались за столом, шумно мирились, мешая пенсионеру спать. Зина, не желавшая наблюдать за невменяемым братом и его любовницей, ушла из дома.

Около 19 часов 30 минут, когда я проходил мимо кровати отца в туалет, тот неожиданно огрел меня своим бадиком по спине и крикнул мне: «Чтоб ты сдох уже скорее». При этом он харкнул в меня, – рассказал следователю Голубцов.

По словам Максима, родитель всю жизнь издевался над ним, сестрой и их почившей матерью. Пока старик был здоровым, он избивал родных, унижал их, постоянно держал в страхе. Никто от домашнего тирана не получал ни любви, ни уважения, ни понимания. Максим считал, что именно он свел своим поведением в могилу их мать.

Я очень разозлился на агрессивное поведение папы. Тут еще моментально всплыли в памяти давние обиды на него, которые тянутся с самого детства, смерть мамы. В меня словно бес вселился. Я выдрал из рук отца трость и со всей дури начал его бить по телу. После я так треснул бадиком о спинку кровати, что он рассыпался. Отшвырнул палку в сторону и продолжил бить отца руками. Удары приходились и в голову, и в грудь, и в спину отца, – признался в июне 2018 года на одном из судебных заседаний Максим Голубцов.

Немощный инвалид кричал, укрывался руками от кулаков сына, просил его прекратить.

Все это время остановить Голубцова пыталась Полина, но он не видел и не слышал сожительницу. Из него выходила злость.

В какой-то момент старик упал с кровати на пол, но это не остановило его отпрыска, он с еще большим остервенением стал пинать отца.

Николай стонал, он был весь в крови. Я еле увела Макса от отца и подняла старика обратно на кровать, а после побежала за Зиной. Когда мы вернулись в дом, увидели, что Голубцову-старшему очень плохо. Он прерывисто дышал и кряхтел. Вместе с Зинкой рванули к соседям и вызвали врачей, – призналась Полина Карташева, сожительница Голубцова.

Соседка Вера Владимировна вспомнила на суде, что 28 февраля к ней в дверь стали тарабанить Поля и Зина. Как только она открыла им, женщины, перебивая друг друга, рассказали, что Макс сильно избил отца. Пенсионер плачет от боли и просит о помощи. Вера вызвала медиков и спровадила соседок.

Уже полчаса спустя вновь раздался стук в дверь. На этот раз это оказались сотрудники полиции. Силовики попросили Веру Владимировну стать понятой, пока они осматривают квартиру Голубцова, и рассказали женщине, что пенсионера в тяжелом состоянии госпитализировали в реанимацию. Врачи несколько дней боролись за жизнь инвалида, но травмы оказались смертельными.

Максима в тот же день арестовали. Уже в СИЗО 5 марта он узнал, что отец скончался. Голубцов не стал отрицать свою вину, а взял ручку и в подробностях расписал в явке с повинной, как лишал жизни беспомощного родителя.

Ни соседи, ни близкие, ни участковый не смогли рассказать о Максиме ничего хорошего: «пьющий, буйный, тунеядец».

Приговор огласили 25 июня 2018 года. Суд признал Максима Голубцова виновным в нанесении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть Николая Голубцова, и назначил ему наказание в виде лишения свободы на 10 лет с отбыванием в исправительной колонии особого режима, – сказала Инна СПИРИДОНОВА, пресс-секретарь Оренбургского районного суда.

Моральной компенсации за смерть отца сестра не потребовала с брата.

Мария ПЛОТНИКОВА, Оренбургский район

(Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены. – Прим. ред.)