Я сбежала из семьи с цирковым акробатом. Но беременность заставила вернуться

«Я росла в глубоко религиозной семье – конфессию не буду указывать, но не самая распространённая. Порядочность и добродетель в нашей семье были превыше всего. Я, и мои братья и сёстры, в школу не ходили, учителя приходили к нам на дом. Мы не смотрели телевизор, не ходили в кино, зато часто бывали в церкви…»

Так начиналось письмо, которое прислала в редакцию Елена М.. На своём личном примере она решила поведать людям, что все ошибки можно исправить – любовью, пониманием и прощением.
«Веселье будто обходило нашу жизнь стороной, - рассказывала в письме Елена. - Мне было тесно и скучно жить в постоянных молитвах, с опущенной головой, не имея своего мнения. У меня не было подруг, про парней и речи быть не могло, мать бы не одобрила! Всё вокруг будто душило, не давало развернуться моей душе.
Но иногда мне удавалось вырваться из-под родительского контроля. Изредка я бродила по улицам, а еще реже мне удавалось ходить в кино. Но даже своим младшим братьям и сёстрам я не могла об этом рассказать, чтобы родители не узнали.
Как-то летом в наш город приехал цирк – из Москвы. Я, конечно же, не могла устоять – и в один из вечеров сбежала смотреть представление. И там я увидела атлета-акробата! Мускулистый, красивый, я увидела – и пропала… На следующий вечер я снова была в цирке, на первом ряду, потом – снова… И, о чудо! Он тоже меня заметил! Мы встретились глазами, и у меня будто ушла земля из-под ног.
На выходе из цирка кто-то схватил меня за руку. Оказалось – это он! Красавец-акробат, в сверкающем трико, сказал, что его зовут Олег. Проводил. Нет, нет, не до дома, но до соседней улицы. Пригласил погулять на следующий вечер. Затем предложил уехать с цирком.
Мне было страшно. Но с Олегом за спиной будто вырастали крылья, а жизнь расцветала красками. И я – согласилась. Я не взяла из дома ничего, только оставила маме записку. И – в путь, не гадая, в ад, или в рай!
Но в Орле, это был следующий город, куда отправился цирк-шапито, мой Олег изменился. Мы жили в его съёмной квартире, денег не хватало. И тут я ещё забеременела. В отчаянии я ломала руки, видя, как моя любовь становится от меня всё дальше и дальше. И в один из вечеров, сильно выпив после выступления, он просто привёл другую девушку – какую-то такую же дурёху, как я. А мне сказал: «Выметайся».
Что мне было делать? Одной, без работы, денег, в положении? Я поехала домой, просить у родителей прощения.
Дверь родительского дома открыла мама. Но дальше порога она меня не пустила - я услышала целую тираду про распущенность, грехи и вину. Но – нет, она от меня не отказалась.
Вскоре я снова вернулась в свою семью – меня простили и приняли со всем моим позором. Я родила мальчика - Ванюшу, которого с удовольствием нянчили все – и бабушка, и я, и мои братья и сёстры. Вокруг меня снова были молитвы, смирение, церковь. Но Ванечка принёс в мою жизнь свет, тепло и радость…»