ВЛАСТЬ
ФОРУМ

Автодесант: останки 8 растрелянных беженцев валялись на земле

18-09-2015/13:21Автор РЕПОРТЁР
фото Олега Константинова
фото Олега Константинова

Только факты: восемь безвинно загубленных в годы войны душ обрели покой на месте древнего храма святых первоверхо́вных апостолов Петра и Павла у озера Синее.

ОТ РЕДАКЦИИ:журналисты газеты «КурьерЪ» вместе с поисковиками из Красногородска без малого неделю трудились в медвежьем углу Синозерья, где верст на 15 теперь нет ни одной души, хотя раньше обитало 2,5 тысячи православных русичей. И именно в этом неспокойном приграничье Екатерина II жаловала земли героям русско-турецких войн. Испокон веков здесь жили святые праведники и отъявленные контрабандисты.

Журналисты газеты трижды пытались сходу исследовать Синее озеро, но каждый раз оно подбрасывало новые загадки («Тайны и золото Синозерья» №14, 08. 04.2014, «Духов день для французов» №23, 10.06. 2014, «В гостях у Сталина» №26, 01.07.2014).

И вот очередная экспедиция. Если быть до конца честным, то стала она возможна благодаря губернатору Псковской области. Осенью прошлого года Андрей Турчак пришел на традиционную «горячую линию» в «КурьерЪ» и был удивлен фотографиям автодесанта по старому Себежско-Опочецкому тракту. Тогда нам удалось вернуть из небытия имена убитых солдат, беженцев и жителей окрестных деревень. Ну, а ещё записать воспоминания последних старожилов и сделать немало краеведческих открытий («КрЪ» №№ 42,43,44,45,46,47,51).

По сути, глава региона дал отмашку на эту экспедицию.Как удалось установить, в стране и сегодня живут выходцы из Синозерья, которыми можно и должно гордиться, но о них никто ничего толком не знает. А напрасно. Наши журналисты попытались устранить эту досадную оплошность.

и генералы дали добро

Само Синозерье находится на стыке Себежского и Красногородского районов и впервые упоминается в псковских летописях в конце XV века (1469 год). «То яжь Зимы месяца марта в 8 день пришедше Немци ратию на миру на Псковскую землю на Сине озеро, и побиша пскович 26 муж, а хоромы пожгли». Но жизнь здесь била ключом исстари. Об этом говорят многочисленные курганы и стоянки славянских, угро-финских и балтских племён. Но все это богатство, боюсь, до конца останется ещё неизученным и неучтенным.

Как и любое энергетически аномальное место, Синозерье и сейчас не пускает случайных людей. Три месяца мы не могли въехать сюда, пока по стечению обстоятельств не сменили состав экспедиции и не дождались, когда генерал-майор Александр Мурзин даст личное добро на работы в погранзоне. К слову, командир псковских пограничников оказался не на словах, а на деле поборником сохранения псковских воинских традиций, и в день Крещения Руси вместе с комдивом десантников Алексеем Наумцом побывал в генеральской экспедиции на Чудском озере, на месте Ледового побоища (см. «КрЪ»№31, 04.08.15г., «Экспедиция на море ратной славы»). В итоге после такой поддержки в автодесант выехали: журналист Олег Константинов, проводник из Покровского Виктор Тарабанов,подводный охотник из Пскова Алексей Малов, а также опытные красногородские поисковикиВячеслав Ефимов, Сергей Болотов и Петр Алпатьев.

Нашим Ангелом-хранителем по приграничью вновь стал прапорщик СергейФролович. Волею судеб именно Сергей сделает одно из главных открытий в конце нашей экспедиции. Но об этом не сегодня...

Не лейте слёзы

Согласно Интернету и прогнозу погоды, в Синозерье должны были стоять сплошные дождливые дни, но знаток старины, писатель Дмитрий Игнатьев,отправлявший нас в десант из Красного, оказался то ли кудесником, то ли пророком.
- Не лейте слезы раньше времени, в Синозерье всегда своя погода, - сказал на полном серьезе Дмитрий. - Здесь аномальная зона и облака ходят по кругу. Все будет зависеть от того, с какими мыслями вы туда придете.

И как в воду глядел. Мы ехали с хорошими. И дождя действительно не было.

Если в прошлый раз мы буквально плыли на колесном тракторе-шассике Виктора Тарабанова по затопленной по самую раму синозерской дороге, то в этот раз вокруг нас не было ни единой лужи. Дорога, конечно, от этого не стала менее «убитой» (вот куда надо бы заглянуть нашему думцу Александру Васильеву с его командой), так что к целому ряду мест можно было пробраться только пешком (к тому же замурованному бюсту Сталина). Но это будет позже, а вот на искомую «синюю» точку мы приехали на полтора часа раньше намеченного.

Обоз ушёл на дальний кордон

Первым делом надо было проверить легенду 200-летней давности о том, что зимой 1813 года во время отступления французов на озере Синем был сильный бой. Такой, что по весне вода была синей от всплывших трупов французских солдат (у солдат Наполеона действительно была синяя форма – О.К.). Мы намеревались выборочно исследовать под водой восточную оконечность озера Синего. Для этой цели уговорили присоединиться к экспедиции опытного подводного охотника, псковича Алексея Малова. В его распоряжении были: специальный гидрокостюм, ружьё, ласты, маска… И ещё - искреннее желание помочь нам в добром деле.

Увы, воды Синего не дали ни нам, ни нашему «Ихтиандру» даже шанса для детального изучения дна. Алексей сделал не одну попытку погрузиться на заветную глубину, включал свет и подводную камеру, но видимость оказалась никакой, всего 40-50 сантиметров. Это было равносильно тому, что искать иголку в стоге сена.

- Я не исключаю, что поздней осенью, месяца через два, вода в Синем устоится, будет более прозрачной, и тогда можно надеяться на результат, – с горечью в голосе признался нам Алексей после очередного подъема из бездны Синего озера. - В ином варианте надо искать другие пути обследования дна. Но сама по себе легенда о неизвестном бое с отступающими французами исходя из масштабов Синего и стратегического места его нахождения, безусловно, имеет право на жизнь.

Одним словом, сгинувшие в Синозерье французы, а в этом участники экспедиции уже не сомневаются, не позволили с первого раза раскрыть нам место боя, своего погребения и сокровенную тайну необычного наполеоновского обоза через Синее озеро. Но нас это не особенно и расстроило, поскольку главной задачей экспедиции была Великая Отечественная война – поиски останков, пограничной заставы и обследование неучтенных прикордонных фортификаций линии Сталина.

И здесь Синозерье пошло нам навстречу.

Назад к святыням

Но обо всём по порядку. Сегодня в Синем нет ни одного православного храма, а когда-то было целых три. Но в разных местах и в разное время.

Так, доподлинно известно, что в 1793 году бригадир, дипломат, дворянин и герой кавказской войны Иван Лаврентьевич Львов воздвиг на берегу Синего озера у брода новый деревянный на каменном фундаменте трехпрестольный храм в честь Петра и Павла (покровителя рыбаков), один придел был в честь Успения Божией Матери, другой – во имя Николая Чудотворца. Лично у меня нет сомнений, что и ранее здесь также была православная церковь или же монастырский скит. Но поскольку таких данных нет даже у всезнающих исследователей этих мест Николая Меньшова, Андрея Алексеева-Борецкого и Юрия Конова, то и утверждать не берусь. Добавлю только одно, что на месте старого храма в этот день нам довелось найти российские монеты 1735 и 1750 годов.

Через 100 лет, в 1891 году, этот древний Петропавловский храм сгорел от удара молнии. Вместо него сначала поставили две избы и сделали молельный дом во имя Николая Чудотворца, позже превратили в кладбищенскую церковь. А уже в 1905 году освятили новый храм Петра и Павла. Деньги на доброе дело выделил в 1901 году из столицы Священный Синод - 17 тысяч царский рублей! Церковь была огромной, из красного кирпича, на двухметровом гранитном фундаменте (аналогичная до сих пор стоит в Латвии, в Вецслободе).

Богоборцы закрыли храм в 1929 году и выселили местных жителей. Окончательно святыню разобрали на плотину и печи в 50-х годах. Сейчас остался только остов из карельского гранита и поклонный крест, поставленный потомками синозерцев (см. «КрЪ»№14,08.04.2014).

Но речь идет о первоначальном, 37-метровом сгоревшем храме. Пожар, судя по всему, был такой, что плавилось стекло и лопались камни. Они и через 100 с лишним лет черные и крошатся от прикосновения.

В прошлом году, прямо на земле, в притворе исчезнувшего храма, мы увидели незахороненные человеческие кости явно времен минувшей войны. Зарывать глубоко было нечем, а потому лишь прикопали до лучших времен.

Черепа всплывали один за другим

И вот мы снова на этом месте. Надо было видеть горящие глаза поисковиков. Территория бывшего храма была разбита по квадратам, и работа закипела. Больше всего меня удивило то, что вслед за первыми останками на глубине каких-то 10-20 сантиметров стали появляться другие. Первый череп, второй, третий, берцовые кости, кости рук… И все свалено в беспорядочном виде.

Петр Алпатьев и Сергей Болотов внимательно всматривались в черепа, складывая их на земле, но нигде не было следов от пуль, не было и истлевшей одежды, нательных крестов и каких бы то ни было личных предметов.

И вдруг среди взрослых черепов оказался совсем маленький, грудного ребёнка, а потом, судя по сгнившим зубам, старческий. Один из черепов был разбит на кусочки. Поисковики предположили, что это, скорее всего, семья беженцев, которую убили где-то поблизости, в поле, но лет 10-20 назад черные копатели извлекли крупные кости, забрали крестики, личные вещи и сбросили у бывшего притвора храма. Если бы это были останки местных жителей и их нашли, то похоронили бы по-человечески.

Но что делать нам? Оставить посреди исчезнувшего храма мы не могли. Ждать нового десанта – долгая песня. Идея пришла сама собой. Виктор Тарабанов достал из прицепа бензопилу, нашел растущий (в два кулака) дуб и мастерски сделал из него прямоугольные брусы. Из них мы и сложили, как в конструкторе, православный крест. Он не тянул на архитектурный шедевр, но, наверное, был самым красивым и знаковым, что я видел в своей жизни.

Далее все косточки и черепа были уложены нами на метровой глубине – друг к дружке. Сверху поставили сработанный Виктором Тарабановым крест, а пограничник Сергей Фролович прикатил первый каменный гранит из разбросанного фундамента. Следом каждый из нас сделал то же самое. Получилась рукотворная голгофа.

- Хочется, чтобы каждый путник, кто придет сюда, положил свой камень, - сказал кто-то из моих новых друзей, и с этим трудно было не согласиться.

Салют и души погибших…

Красногородский поисковик Вячеслав Ефимов поставил на камень найденный здесь же патрон, вытащил пулю и зажег порох. Получился неожиданный и памятный салют. Автор этих строк прочел вслух «Отче наш» по безвинно убиенным душам, первое, что вспомнилась в эту минуту. И вдруг на металлоискатель Сергея Болотова села божья коровка. Он аккуратно взял её и пересадил на только что сработанный крест. Божья тварь поползла к цепочке от лампады, найденной поисковиками на месте сгоревшего храма.

- Ради таких минут стоило жить и стоило сюда ехать, - сказал самый старший из нас, в прошлом офицер-подводник из Видяево, Петр Алпатьев. – Это и есть наша сейчас работа. Я не один сезон проводил на Невском пятачке, а каждый раз, как впервые...

На базовый лагерь мы ехали молча. А мне казалось, что там, на небе, эти восемь спасенных, но поименно неведомых нам безвинных душ улыбаются нам и благодарят.

Это была первая, слегка приоткрытая нами тайна Синозерья.

Олег КОНСТАНТИНОВ,

Красногородский район,

(продолжение следует).

P.S. По возвращении в Псковотец Владимир Георгиев, настоятель храма Алексея человека Божьего с Поля, узнав о нашей находке, первым провел заупокойную службу по безвинно убиенным праведникам Синозерья.

 

 

Прочитано

 3577  

Подписывайтесь на наш канал в ЯндексДзен и Google Новости. Всё самое лучшее там.
ЖИЗНЬ: непридуманные ИСТОРИИ