×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 976

ВЛАСТЬ
ФОРУМ

Автодесант: тайна озера Рубежного

28-11-2014/16:00Автор РЕПОРТЁР
Автодесант: тайна озера Рубежного
Фото Олега Константинова

Дорога, которой нет на карте, или Место гибели «6-й роты» времен Великой Отечественной войны

ОТ АВТОРА:в этом году наши приграничные города Опочка и Себеж отметили свой 600-летний юбилей. Связывает их полоцкая трасса, проложенная в 1773 году по указу Екатерины II. Дорога знакома всем, хотя и срывается к Себежу странным г-образным аппендиксом. При этом мало кто знает, что раньше существовал Большой летний Опочецко-Себежский тракт. Был он, как струна, и хорошо виден даже на трехверстной карте Шуберта XIX века. Именно на эту забытую дорогу 17-19 октября, на исходе золотой осени, и направился автодесант «Курьера» и Центра воинской славы Псковской области. И не напрасно…

Бабушка Лиза
Деревня Одерёво. 70-е годы прошлого века.
– Бабушка, бабушка Лиза, – приставал я в детстве к своей, стоящей у печки, бабуле. – А где найти много-много патронов и оружия?!
Для сведения: Елизавета Степановна НИКОЛАЕВА родилась в 1895 году, в юности служила у барыни Оржешко в Ямищах . После Первой мировой войны, смертельных газовых атак и революции с коллективизацией похоронила мужа, лесника Ивана. Пережила три переселения и одна воспитала 6-х детей...
– Отстань, внуцок, пока мамка не заругала, цорт с ними, – нажимая на опочецкое «ц», говорила мне бабуля. – На большаке, за Пивницей и Топоровом ручьем, этого добра хоть отбавляй. На озеро Рубежное ехать надо, к Заверняйке.
Про Пивницу к тому времени я уже знал: там русские воины две недели праздновали некую великую победу над литовцами, да так, что пиво лилось рекой. Однако детской душе была ближе история про героическую смерть солдатиков, да так, чтопо коже бежали мурашки.

Выстрел предателя
– В начале войны мы всей своей деревней Одерёво прятались от немцев в лесу (7-10 июля 1941 года), – начала свой рассказа бабушка Лиза. – Я тогда, чтобы покормить дома скотину,  взяла своего Ваню (сын, единственный кормилец, Николаев Иван, погибнет после войны в армии, в карельской Пряже). Только дошли до Пивницы, как показались телеги и рота людей с винтовками. Я прижала Ваню, вдруг слышу: «Не бойся, Лизка, свои!». Это был Микеня из Дубров.
Имя его я, конечно, забыл, но во время десанта его подсказал Алексей РОГОВ из Ямищ… Подвод, по  словам бабули, было очень много. На них лежали с оружием окровавленные и перебинтованные красноармейцы.
– Мы пошли в Одеревку, а они поехали по большаку, – продолжила бабуля. – Потом мужики рассказывали, что солдаты отступали из Прибалтики через Слободу, вот и взяли в проводники Микеню. Тот попросил винтовку, довел до озера, сказал, что дальше дорога прямая, а сам поднялся на Песчаную гору и выстрелил. Говорят, таким образом дал сигнал немцам.
Наши солдаты мужественно вступили в неравный бой, но фашисты били в упор. Раненые отстреливались, разворачивали подводы, рвали упряжь... Все озеро было красное от крови! Эти слова я запомнил на всю жизнь.
 Для сведения: 3 июля 1941 года по приказу №9 командира 21-го механизированного корпуса генерал-майора ЛЕЛЮШЕНКО и начальника штаба полковника АСЕЙЧЕВА силы 21-го механизированного корпуса (остатки 185-й мотострелковой дивизии и авиадесантной бригады) отступали с востока Латвии к Себежу, Томсино и Опочке. 


Позже я проезжал с родителями пару раз мимо озера Рубежного к бабушке. В памяти остались узкая дорога у самого уреза воды, высокий холм и… смертельный холодок по коже.

Полвека спустя
Прошло почти 45 лет. Нет уже ни моей бабушки Лизы Николаевой с её словами «уцись, внуцок», ни соседей – деда Павлюка и деда Федьки, угощавших меня мёдом с узой и пускавших в баню по-черному, ни самой Одерёвки. Но, видно, судьбе было угодно, чтобы я вновь вернулся сюда.
Произошло это благодаря губернатору области Андрею ТУРЧАКУ, который после «горячей линии» в «Курьере» дал добро на экстремальную экспедицию по забытой дороге. Так, в одной точке пересеклись воспоминания детства и журналистские планы.
Последними вестями про Рубежное были те, что и наши там порядком побили немцев. Похоронены они были в Заверняйке, напротив магазина, но потом увезены. Могилы наших неизвестны.

Костя Буевич: полегла рота
На искомую Летнюю дорогу мы повернули на 15-м километре. Она была порядком разбита лесовозами. Само место – не узнать. Рубежное озеро явно отодвинулось: вдоль берега топкое болото, а дорога поднялась на гору.
Впрочем, практически сразу Константин БУЕВИЧ со своей командой нашли старинные монеты и крышку от курительной трубки, что, как минимум, подтверждало наличие тракта. Вблизи озера были извлечены сломанные кольца и детали от конской упряжи. А вот стреляные наши и немецкие гильзы, а также спрессованные «рубашки» от неразорвавшихся гранат были обнаружены лишь на подходе к озеру. С опочецкой стороны мы нашли тубусы от немецких 75-миллиметровых снарядов и гильзы от 23-миллиметровой авиационной пушки.
– Если взять за основу, что наши положили здесь 12 фрицев, то для начала войны эта очень большая цифра, – признался мне вечером у костра Константин Буевич. – Значит, красноармейцев было около роты. Но у меня больше вопросов. Где останки солдат, оружие? Могил поблизости нет. Ответ пока один – в озере?

Слободской большак
Кстати, года полтора назад мне удалось узнать еще одну «рубежную» историю, уже из уст бывшего партизана, директора школы Виктора Павловича ПАРАМОНОВА.
– 10 июля по дороге в Опочку в лесу отступающие красноармейцы обстреляли колонну немецких машин с живой силой. Погибло 12 немцев. За них фашисты расстреляли 11 мужиков в Заверняйке и 12-го в Закатах, а также троих красноармейцев, вышедших с поднятыми руками из кустов придорожья («Книга памяти», т. 7, стр. 354-367).
Когда я позвонил в Опочку Виктору Павловичу, он не исключил, что это звенья одной цепи. По его словам, местные жители и сейчас называют Летнюю дорогу Слободским большаком (у Пивницы он как раз поворачивает на Заборовье и Афанасьеву Слободу).

Песчаная гора
Подтвердился рассказ ветерана и словами правнучка 57-летнего Николая Ильича СМИРНОВА, который в 1941 году был расстрелян в числе остальных в Заверняйке. Вот что я прочел в Живом журнале его родственницы:
– В лесу, недалеко от деревни Заверняйка, (место «Чернозёмная канава» под «Песчаной горой») красноармейцы обстреляли немецкий обоз Красного Креста. Погибло 12 немецких военнослужащих... 


Вольно или невольно приходит мысль, что гибель отступающей роты и убитые жители Заверняйки – следствие предательства Микени из Дубров.

Новые свидетели
Во время нашей экспедиции подтвердил эту версию и Алексей Алексеевич  РОГОВ из Ямищ, назвав имя предателя и дополнив, что на наших солдат была устроена засада с двух сторон. 


Сопровождавший нас Алексей НИКИФОРОВ из Себежа рассказал, что в середине 90-х встретил на Рубежном деда из Копотиловки. Старик рассказал, что немцы здесь много наших положили, а потом ходили прямо по трупам и добивали раненых. Уже после войны мужики кошками вытаскивали из воды горы оружия. Выходит, права была моя бабушка Лиза. Круг замкнулся.

Месть… предателю
Лишь единицы спаслись в той бойне. Те, кто переплыл озеро (честно признаюсь, дело почти невероятное см. фото), прятался в деревнях и ушел к партизанам. Проводник Микеня стал полицаем и после войны сам прятался. Но уже выжившие солдаты его выследили.
– Пришли следом в избу, а Микени нет, – вспоминала бабушка. – Но тут спасшийся солдат Ерёма заглянул под каптур печки, а этот цорт Микеня  там  спрятался.
Полицая вытащили и забили вилами на глазах жены и детей. Так жестоко отомстили врагу за не менее жестокую смерть на озере Рубежном.
– Когда вырастешь, внуцок, и если захоцешь патронов и оружия, поезжай на это озеро, – заключила бабуля. – Может, люди вспомнят про безымянных солдатиков. Земля им пухом, хотя какой в воде пух… 


Оружия мы не нашли, зато патронов – сколько хочешь. А про солдатиков «6-й роты» времен Великой Отечественной войны я вспоминал. Звезды в ту ночь были очень яркими. Не спалось. Казалось, каждая из них смотрит на меня. А может, это были души убиенных?
Дальше наш путь лежал к Белой Козе, где опочецкий Сусанин – Иван СОРОКИН совершил подвиг, а еще к Топорову ручью со спящими братьями-великанами, и к Пивной горе, упомянутой в 1668 году в писцовой книге Себежского уезда. Но это уже совсем другая история.
Олег КОНСТАНТИНОВ,Псков-Опочка-Рубежное

Продолжение следует.

Прочитано

 2139  

Подписывайтесь на наш канал в ЯндексДзен и Google Новости. Всё самое лучшее там.

ЖИЗНЬ: непридуманные ИСТОРИИ