×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 976

ВЛАСТЬ
ФОРУМ

Старорусский тракт: репрессированный Василий - герой из деревни Бабурино

11-11-2015/12:36Автор РЕПОРТЁР
Старорусский тракт: репрессированный Василий - герой из деревни Бабурино
province.ru

Простой русский солдат поставил после Великой Отечественной войны без ведома властей заветную часовню Святой Троицы. И сегодня скромная святыня весомее самых дорогих памятников, поскольку говорит о силе духа псковичей

Начало см. №№ 43,44

ОТ АВТОРА: Бабурино находится между Старорусским военным трактом и дорогой в Дно. Раньше сюда вёл лесной просёлок из Дуброво, по которому 15 лет назад я с Павлом Комковым чудом пробрался, чтобы увидеть военное диво. И не пожалел! Кстати, узнал о нём от сказительницы Екатерины Григорьевны Комковой («Во имя святой Троицы», 13.10.2000 г. «НП»).
И в этот раз в рамках губернского «Автодесанта-2015» просто не мог не заглянуть сюда. Правда, уже не с сыном, а с внуком своей наставницы Алексеем Комковым.

 

Райский уголок

Деревню нашли не сразу. Она также на отшибе – ни указателей, ни дорог. Да и сами бабуринцы глядели с недоверием. Пришельцев здесь по-прежнему не ждут, даже шлагбаум поставили. Правда, узнав, что я старый гость, смягчились.
– «У вас здесь райский уголок». Так сказал нам года два назад и батюшка, думая, что пришел освящать новую часовню, а ей уже 70 лет, – рассказал Герман, сын Людмилы Васильевны Григорьевой, поведавшей мне 15 лет назад историю семьи. – Мать умерла 4 года назад. Всё написанное вами – правда. Только вот часовню снова ремонтировали, заменили крышу и нижние венцы.
Но хочется вспомнить и прошлое.

Золотое время

Предки Бабуриных приехали сюда в столыпинскую аграрную реформу – в 1910 году, выкупив кусок земли среди леса.

Родом были из-под Карамышева, по другим данным – из Славковичей. Известно, что устроитель часовни Василий просил власти в 1963 году подтвердить дату своего рождения и деревню Демянка Псковского уезда, но получил ответ: «Ничего не сохранилось» (к слову, Демянка – место духовного подвига преподобного Никандра – ред.).

…Самому Василию во время переезда было 5 лет. Заимку назвали по прозвищу старшего из Бабуриных – Григория Бабуры. Начинали с времянки, ходили в домотканых рубахах, осушали болота, корчевали деревья, поставили дом под черепичной крышей и мельницу на конной тяге (неслыханное богатство). И окрестные жители поверили: мужикам везли мешки с зерном, у женщин заказывали лучшие в округе валенки.
Как сказал Герман, был у Бабуриных даже беговой жеребец по кличке Лысан, завоёвывавший медали на скачках! В 20-х годах Василия призвали в Красную армию (см. фото), отслужив, солдат тут же женился на Евдокии из деревни Скобянец. «Семье срочно нужны женские руки», – так наказал сыну отец Максим.

 

Синявинские
болота

Процветать бы деревне дальше, но Бабуриных записали в кулаки, поделили на богатых и бедных. В июне 1931 года по подметному письму из Васькова приехал «черный ворон». Отняли ножи, топоры, жеребца, следом увезли в Дно родовой дом (после войны в нём долго была контора райпо). Ну, а семьи Василия и Константина отправили в телячьих вагонах с другими кулаками из Дновского района на торфоразработки в Синявинские болота.
Сын Иван остался у крестного в Бабурино и умер в 27 лет от туберкулеза, второй, Александр, скончался на торфоразработках. В 1937 году родилась у Василия и Евдокии дочка Людмила (она-то и расскажет мне про отца). Чтобы спасти дочь от клейма «врага народа», со слезами на глазах поменяли «кулацкую» фамилию Бабурины на Григорьевы.


Грянула война. В памяти – бомбежки, подвалы, лютые немцы, соседка, прижимавшая к груди убитого младенца и заклинавшая Христом Богом бежать всех из этого ада. Бабурины-Григорьевы взяли кормилицу-козу и потопали на родину. По прибытии Евдокия Андреевна отпаривала и отдирала у детей приставшие от ходьбы носки.

 

Чудесное спасение

Поселились в сарае для ульев. Были рады и малому. По ночам – партизаны, днем – немцы. Как на грех, мстители взорвали рядом мост. Фашисты оцепили Бабурино, дома и мельницу сожгли, мужиков увезли в Дно. И быть бы Василию Бабурину ещё раз высланным, если бы не Нина Петровна из соседних Должиц. Умная учительница принесла в теплушку узелок с продуктами, а дверь не закрыла. По дороге в Псков под автоматные очереди мужики выпрыгивали. Василию повезло, словно чья-то десница вновь берегла его.
Прятались в лесу. После освобождения бывший служивый ушел с братом Константином на фронт. Геройски воевал. Как признался мне внук Герман, у деда было две медали «За отвагу». Василий из винтовки сбил немецкий самолёт-разведчик. Со снимка той поры и сейчас смотрит на нас бравый гвардии старшина с медалью и орденом Славы (про эту награду Герман, увы, ничего не знает).


Далее, как признавался дома дед, по глупости командиров попал с подразделением в окружение. Снова – между жизнью и смертью. Потом фильтрационный пункт. Особисты лютовали с пристрастием. Но придраться не смогли и освободили подчистую (в семье долго хранилась «сталинская» бумага).
Когда Василий был на краю гибели, и родилась мысль: «Вернусь домой живым, первым делом поставлю часовню».

 

Остается тайной

Далее процитирую свой первый текст: «Василий пришел к обгоревшим трубам и взялся за святое дело. Никто, кроме жены Евдокии, не понимал его. На своем горбу таскал разбросанные войной вдоль двух дорог массивные деревянные плахи. Спал по два-три часа, но поставил-таки в центре Бабурино заветную часовню. Простую, неказистую, без архитектурных излишеств. Такую, какой видел бессонными ночами. Другой праведник, отец Кронид Яхонтов освятил её в день Святой Троицы».

Для меня остается загадкой, как это «мракобесие» пропустила советская власть. Думаю, лесная заимка и Господь помогли. Ежегодно Василий привозил на целый день в Троицу из Гористы протоиерея Кронида Яхонтова. Теперь-то я не сомневаюсь, что были с ним и певчие – монахини из Рдейской и Гледенской обителей, которые жили у него в скиту-сторожке. Василий с женой и дядьями причащался и исповедовался.
Сюда же на службу и крестный ход приходил втайне народ из соседних деревень. В том числе и моя дорогая Екатерина Григорьевна Комкова. Ведь ещё при жизни верующие почитали отца Кронида за праведника и очень любили бабуринскую часовню. Известно, что народ, живший в Дуброво на Старорусском тракте, когда шел на железнодорожный полустанок, обязательно заходил сюда и ставил свечи. Горела здесь и неугасимая лампада.


Было так долго. Василий, неубитый герой и устроитель часовни, прожил 70 лет (умер 03.11.1976 г.), Кронид, почитаемый всеми старец, – 101 год. Оба легли в землю в Гористе – Горах Святых. Где находится могилка одного – знаю, вторую надо бы найти и поставить свечку.

 

Зов предков

Сейчас в Бабурино обитают в основном дачники. Но жизнь продолжается. В день нашего приезда соседи поднимали вагонным домкратом нижние венцы дома, а Герман Альбертович Григорьев спешил на самодельном тракторе справлять дорогу.

Остальных Бабуриных судьба разбросала по Дно, Питеру и Порхову.

Мой собеседник трудится помощником машиниста тепловоза, ездит по псковской ветке, с которой чудом бежал дед от немцев. А ещё Герман – главный среди родни, кто присматривает за Троицкой часовней. Внутри благодаря женщинам идеальная чистота, обои, белый тюль, рушники, самодельный подсвечник, бумажные иконки и… благодать!
Когда я спросил бабуринцев, чем им помочь, может указатель на деревню пробить? Все в один голос заявили: ничего нам не надо!
– Не хотим злых людей видеть, их и так много рыщет, – признался Герман. – А вот доброму путнику будем рады. Тому, кто принесёт свечу, иконку и помолится за свою родню и устроителей. Такая здесь у нас традиция.

Олег КОНСТАНТИНОВ, Дновский район, Бабурино

Прочитано

 1760  

Подписывайтесь на наш канал в ЯндексДзен и Google Новости. Всё самое лучшее там.
ЖИЗНЬ: непридуманные ИСТОРИИ