Профессор, держитесь! Наталья Вершинина, ученый с мировым именем, попала в беду

В конце уходящего года с профессором Псковского университета Натальей Вершининой, известной далеко за пределами области и страны, на научной конференции в Нижнем Новгороде случилась беда. Она неудачно упала, получила черепно-мозговую травму и на данный момент находится в нижегородской больнице имени Семашко.

Два месяца семья Натальи Леонидовны один на один боролась с бедой. Муж, Игорь
Викторович, музыкант, сотрудник детской библиотеки, сам инвалид, и дочь Елена,
филолог, - скромные бессребреники, даже помыслить себе не могли, чтобы просить помощи. До тех пор, пока не стало по-настоящему страшно…

Ступеньки вниз
Наталья Леонидовна 15 ноября должна была выступать на научной конференции в Национальном исследовательском Нижегородском университете имени Лобачевского. Но уже там, спускаясь в гардероб, профессор упала. Последствия этой нелепой случайности оказались катастрофичны – черепно-мозговая травма, гематома в правой височной области… Наталья Леонидовна в сознании, просит сообщить родным. На скорой её везут в нейрохирургическое отделение городской клинической больницы №39. Пожилой женщине резко становится хуже. Реанимация. Состояние крайне тяжелое.
А из Пскова в Нижний Новгород, побросав все дела, уже едет муж, Игорь Викторович, - быть рядом, заботиться, спасать. 16 ноября он уже в Нижнем. Снимает какой-то жутчайший хостел, - неважно, лишь бы недалеко от больницы, от Наташи. 35 лет они неразлучны. И в этот раз созванивались каждые два часа. Пока вместо жены не позвонили чужие.
- Папа при маме с первых дней неотступно, - рассказывает мне Елена, дочь. – Я, получается, сейчас единственный работающий человек в семье и смогла приехать только в праздники. Врачи уже дважды вытаскивали маму с того света. Я с первого дня веду ежедневник, «мамочкин дневник», и изо дня в день там – «прогноз неблагоприятный». 19 ноября из-за кровоизлияния и отека мозга мама потеряла сознание. Чтобы спасти, её ввели в медикаментозный сон. А 23 ноября полностью отказало, «схлопнулось» легкое, как врачи сказали, - коллапс. И почти месяц, до 17 декабря, она жила на искусственной вентиляции легких.
Со слов Елены, перед Новым годом Наталья Леонидовна пришла в себя. И первого, кого она узнала – это папу. Но проблески сознания очень коротки, 5 минут, и она снова «уплывает».
- Страшно было, когда она меня не узнала: смотрит и спрашивает: «Лена, это ты?» А я, как заведенная: «Мама, мама, мама!» Но врачи успокоили, сказали, что память восстанавливается постепенно, и надо запастись терпением. Уму непостижимо – это моя мама, ученый, литератор, которая знает наизусть почти всю русскую литературу. Если б вы слышали, как она наизусть Некрасова на свадьбе у внучки читала! Молодежь, рокеры открыв рты слушали и слезу пускали… А сейчас мама такая маленькая, такая слабенькая. Она напугана и растеряна, – её трудно узнать.
Второй раз, когда врачи вытащили Наталью Леонидовну с того света. – это было 1 января. Полностью рухнул гемоглобин, упало давление… Как после объяснили родным медики – почти остановилось сердце. И вновь реаниматологи делают всё возможное и невозможное!
- Если б не архиподдержка в те жуткие дни маминых коллег Марины Генриховны Уртминцевой, профессора Нижегородского университета, и Галины Львовны Гуменной, участника конференции, нам с папой пришлось бы очень туго. И Нина Викторовна Питолина каждый день звонила из Пскова, держала руку на пульсе. Спасибо им огромное!


Верный рыцарь
Сейчас жизнь Натальи Леонидовны вне угрозы. Но о возвращении в родной Псков, домой, куда она так рвется, пока не может быть и речи. На днях её переведут в другую нижегородскую больницу для первого курса реабилитации.
- Мы все без мамы потерялись, но папа просто пропал, плачет постоянно, от лекарств отказывается, - говорит Елена. – Он ведь сам инвалид, у него атеросклероз сосудов обеих ног. И каждодневный путь до больницы ему дается с трудом. Но они друг без друга прожить не могут. Папа всегда «при маме», как верный рыцарь, и она за ним, как за каменной стеной.
Своего отца Елена не знала, он умер, когда она была младенцем. Наталья Леонидовна растила дочь одна. Из детских воспоминаний – это письменный стол, где мама ночами корпела над диссертациями.
- Помню мамины руки, шершавые, в трещинках, у нее аллергия на моющие средства, - вспоминает Елена. - И прекрасно помню, когда Игорь пришел к нам в первый раз. Мы с ним быстро подружились и отбивали музыкальные такты. Он тогда работал учителем музыки в интернате на Советской, и был студентом-заочником на филфаке, где мама лекции читала. Она очень хотела, чтобы я поступила в музыкальную школу, она сама прекрасно играла на фортепиано. Тогда это было дело серьезное, конкурс большой. Вот она и пригласила ко мне учителя музыки.
Игорь Викторович не только привил Лене любовь к музыке, он стал ей отцом, другом и верным рыцарем маме. Как-то незаметно он взял на себя всё хозяйство: убирал, кашеварил, был сметливым и практичным, пока его любимая, человек науки, витала в высших сферах. Он прекрасно печатал на машинке и докторская с кандидатской, и бесчисленное множество научных статей Натальи Вершининой набраны руками мужа. О своей Наташе Игорь Викторович готов говорить часами.


- Она – голова, а я – руки. Завхоз. Вся моя жизнь – вокруг неё. Я младше Наташи на 10 лет, и, конечно, мои родители были против. Мать, ведущий онколог, врач от Бога, авторитарная, не терпящая возражений, готова была в институт идти. А я до армии - в музучилище, служба - пианистом с концертами по Прибалтике, да агитки стучал на печатной машинке. Мать считала мою любовь романтической блажью. За месяц до свадьбы я ушел из дома. Сперва жил у друга, потом снял комнату. Тогда шла сессия. Наташа прибежала в ЗАГС с лекции, мы расписались, я взял фамилию жены, и она снова убежала на лекцию. Я уходил из дома в одних штанах. А после свадьбы отец принес сумку с моими вещами и кинул на пороге. Я её в тот же вечер обратно отнес. Так наша жизнь и бежит до сих пор. Ни у кого мы с Наташей ничего никогда не просили. Я искал работу, чтоб подстраиваться под её расписание. Устроился в Каверинскую библиотеку. Когда с Наташей беда случилась, меня отпустили без слов.
В этой необыкновенной семье никогда не было ссор, кто больше зарабатывает, Игорь Викторович с Натальей Леонидовной за все 35 лет ни разу не выясняли отношений. А когда филфак на Некрасова расформировали, и одна лекция у Натальи Леонидовны на одном конце города, а через 10 минут ей надо быть совершенно в другом корпусе, и как было бы успеть, если б не её верный рыцарь, который домчит ее, если надо будет, и за пять минут, куда угодно.
- Наташа не помнит, когда ей кушать по часам надо, а я не забуду никогда, подлечу, если задерживается, и в институт с контейнером. Я знал, что Наталья ученый с большой буквы, известный не только в России, но и за рубежом, но чтоб настолько, я даже представить себе не мог! Сейчас, когда о нашей беде все узнали, мне приходят СМС даже из Китая! Её студенты всех возрастов и поколений рассеяны по всему миру. Сперва я плакал от отчаяния, а сейчас, читая их письма, я плачу от счастья. Столько людей ей сочувствуют, молятся за мою Наташу. И если все они одновременно желают ей здоровья, то это ж сбудется. Правда?

Добрая волна
Обратиться к общественности на семейном совете предложила Алина, внучка Натальи Леонидовны. Это случилось через два месяца безнадеги и отчаяния, когда средства семьи были исчерпаны, но было понятно, что это только начало борьбы.
С этого мгновения 39-я больница Нижнего Новгорода и съёмная комната Игоря Викторовича превратились в штаб помощи Наталье Леонидовне.
- Телефон молчал, а теперь постоянно «пикает» – это люди присылают денежку, - со слезами счастья рассказывает Игорь Викторович. – Представляете, шлют даже 9 рублей, с извинениями, что не могут больше. Но капельки делают 9-й вал. Мы купили противопролежневый матрас, лекарства непрофильные, средства гигиены. Сознание пока «плавает», и врачи рекомендуют больше общаться, тактильный контакт – так я ж всегда рядом, разговариваю, читаю ей все послания и пожелания…
В среду, 9 января, состоялся консилиум врачей: состояние стабильно тяжелое, дыхание затруднено, слабость, обострились хронические заболевания, сознание неясное. В дальнейшем средства потребуются на долговременное лечение, не меньше года, и реабилитацию.

На данный момент Наталья Вершинина переведена в Нижегородскую областную клиническую больницу имени Семашко, где ей предстоит пройти первый курс реабилитации. Им с мужем выделили отдельную палату. Игорь Викторович не оставляет жену ни на секунду, кормит и ухаживает за ней, как лучшая в мире сиделка.

Наталье Леонидовне очень нужно встать на ноги, ведь в Пскове ее ждут студенты и масса работы. Но без нас ей никак не справиться. Я сама выпускница филфака, училась у Натальи Леонидовны. И уверена, что среди читателей «Курьера» таких студентов очень и очень много. Поддержим преподавателя! Она так нужна нашим детям.

Гизела Державина, 

Псков - Нижний Новгород

От редакции: для тех, кто хочет помочь Наталье Леонидовне, телефоны дочери Елены Шиловой (+79113515640) и мужа Игоря Вершинина (+79052951310) всегда на связи.