Сердце Ирки -вороненка оказалось добрее, чем у предавшего родителей её тихони-брата

Историю некогда большой, дружной и счастливой семьи Ворониных мне рассказала их соседка по дачному участку тетя Зина. Немолодая уже женщина не могла скрыть своих слез, провожая меня по заросшему бурьяном подворью Ворониных, которое , жившая на нем много лет семья, с юмором называла "Вороньей слободкой".

   Тогда еще никто не знал, что с такой любовью построенная на окраине Ростова дача превратится в поросший бурьяном пустырь. У Виктора и Ларисы росли две детей погодков. Старший сын -Славка был тихим и спокойным мальчиком, в отличии от сестры-сорванца Иры, которую соседи прозвали Вороненком за ее неуживчивый характер. Работавший слесарем Виктор, кроме комнаты в коммуналке, так ничего и не нажил. Большая семья практически жила на даче, строили все вместе. Мужчины занимались домом и садом, а женская часть семьи растила овощи и цветы.

   Дети незаметно выросли. Характер Иры становился все более резок. Она стала ссориться с родителями и братом. И однажды Виктор сказал дочери: "Ты -моя кровь, но жить под одной крышей мы не сможем. Уезжай в город. Ира уехала в коммуналку.

   Сын первым решил обзавестись семьей и дачу родители подарили молодым. Ира, после окончания института, купила со временем, небольшую квартиру и уехала из родительского гнезда. Просторнее на даче не стало. Невестка сразу же поставила условие Славе: "На даче будем жить мы. Родителям здесь не место". Скандалы по этому поводу стали происходить все чаще. Дача превратилась в настоящую "воронью слободку". И вдруг, невестку будто подменили -стала необычайно внимательна и добра к родителям мужа. На даче снова запахло уютом.

   Однажды, за вечерним чаем невестка предложила: "Давайте, продадим коммуналку в городе, а на вырученные деньги будем расширять дачу". Ошарашенные родители посмотрели на сына, но тот молча отвернулся. Комнату в городе продали, но расширять дачу молодожены не торопились. К ним зачастили гости. Застолья устраивали каждую неделю. Виктор с Ларисой сидели в это время во дворе в крохотной беседке.

   В один из "застольных дней" старики решили съездить в город, а когда возвратились, увидели во дворе чемоданы со своими вещами. Ни сын, ни невестка к ним так и не вышли.

   Два дня Виктор и Лариса прожили у соседки. На третий, к ее дому подъехало такси. Из машины стрелой вылетела Ира. Все сжались, ожидая скандала, но Ира молча взяла вещи родителей и уложила их в машину. Вернувшись в дом, она , вдруг, поклонилась и сказала: "Тетя Зина, спасибо Вам за родителей. Мама, папа, поедемте домой". На мой вопрос, что же сталось с дачей, тетя Зина ответила: "Пропили они дачу. В тот же год и пропили."

   Тетя Зина провожала меня к машине. Мне очень хотелось вернуться в то время, когда над "Вороньей слободкой" разливался смех маленьких детей -тихони Славки и сорванца Иры.

Марина Солодова,

г. Ростов-на-Дону