ВЛАСТЬ
ФОРУМ

Рост вопреки тренду

05-11-2015/15:11Автор  Елена ОсиповаРЕКЛАМА

В октябре ОАО «Росгосстрах» и Южный федеральный университет подписали договор о сотрудничестве, координации усилий и возможностей в развитии научных и образовательных проектов.  После мероприятия генеральный директор компании Дмитрий Маркаров и руководитель Ростовского филиала Юрий Липатов поделились своими прогнозами  относительно развития страховой отрасли.

 

Концентрация страхового рынка бьет рекорды

Сейчас рынок страхования в России переживает тяжелый период – объемы сборов падают, прежние драйверы перестают работать. Как оставаться на плаву в таких условиях?

Дмитрий Маркаров: Перед нашей компанией не стоит вопрос «оставаться на плаву». Мы системно, планомерно работаем. Да, страховая отрасль переживает сейчас не легкие времена, по итогам первого полугодия рынок вырос всего на 2%, при этом темпы роста убытков заметно выше. Но это не повод опускать руки, скорее, важно перестроиться, почистить свои портфели, наметить новые векторы развития. И многие крупные страховые компании этим активно занимаются. Параллельно с падением общих сборов мы наблюдаем еще одну тенденцию – происходит рекордная концентрация страховой отрасли. Такого еще не было: компании из топ-10 собирают все больше, причем в 2015 году процесс ускорился. На фоне кризисных явлений в экономике в целом и в страховании в частности крупнейшие страховщики развиваются быстрее, чем рынок. По сути, мы вне общего тренда. Например, по моим оценкам, «Росгосстрах» по итогам года покажет рост не менее 20%, в то время как рынок страхования, скорее всего, начнет снижение.

По данным ЦБ, в первом полугодии рынок Ростовской области уже показал отрицательные результаты – падение почти на 4%. При этом сборы «Росгосстраха» в регионе выросли более чем на 48%. Как удалось сохранить такие показатели в условиях сокращающегося рынка?

Юрий Липатов: По первому полугодию мы действительно выросли на 48%, причем первое место в нашем портфеле, естественно, заняли сборы по обязательному страхованию автогражданской ответственности. Это общий для рынка тренд – повышение тарифов привело к росту сборов по данному виду практически у всех страховщиков, что сказалось и на отчетных показателях за шесть месяцев. Но если тариф увеличился только с 12 апреля, то рост сборов в «Росгосстрахе» наблюдался и в первом квартале года. К нам массово стали приходить клиенты из других страховых компаний, за текущий период количество новых не пролонгированных договоров ОСАГО в Ростовском филиале увеличилось на 25%. В то же время существенно уменьшился наш портфель по каско – почти на 35%, но мы компенсировали эти потери за счет отличных результатов по страхованию жизни и страхованию от несчастных случаев. Еще один драйвер – страхование имущества физических лиц, по этому виду мы выросли на 48%. В корпоративном сегменте рост не такой значительный, но стабильный – 11%.   Кроме того, в этом году хорошо продается ритуальное страхование – эксклюзивный продукт для нашей страны, хотя в Европе он довольно распространен. Мы запустили «МАРС» в 2014 году и уже получили первые результаты.

 

Какие задачи вы ставите перед собой на второе полугодие?

Юрий Липатов: В ближайшей перспективе – сохранение высоких показателей и дальнейшее поддержание курса на увеличение количества клиентов. Как уже отметил мой коллега, сейчас происходит беспрецедентная концентрация рынка,  которая позволяет крупным и надежным игрокам быстро расти даже в условиях неразвивающегося рынка. Ежегодно с рынка уходят страховщики, а их клиенты, столкнувшись с проблемами при получении выплаты, в следующий раз более тщательно выбирают компанию.

Дмитрий Маркаров: Подобное поведение клиентов наблюдается во всех секторах финансового рынка. Люди переходят в более крупные банки, потому что не хотят рисковать. На этапе благополучного развития экономики приоритетом для людей становится увеличение накоплений и рост доходности. На этом фоне появляются банки с фантастическими предложениями и страховые компании с невероятно низкими тарифами.  А в условиях кризиса, который мы с вами сегодня наблюдаем, возобладает стратегия на сохранение.  Клиенты передвигаются в банки с консервативной стратегией, т.е. выбирающие менее рисковую политику. В страховой отрасли то же самое: в «Росгосстрах» приходит все больше клиентов, потому что это компания с именем, с консервативным поведением, устойчивая и надежная. Но самое главное – «Росгосстрах» платит по своим обязательствам. Возможно, кому-то не нравится, как мы это делаем, но мы платим. В отличие от тех, кто обещает много, а ничего не делает.

 

В банковском секторе есть механизм защиты вкладчиков. А что защищает клиентов в случае со страховыми компаниями?

Дмитрий Маркаров: В обязательных видах страхования есть фонды, аккумулированные в  профессиональных организациях – РСА, НССО, НСА, – которые обеспечивают гарантии того, что клиент получит страховую выплату даже в случае банкротства его компании.  Что касается добровольных видов страхования, то сейчас такого механизма защиты для граждан нет. Разговоры об этом ведутся, но не думаю, что они имеют какую-то перспективу. Кроме, пожалуй, страхования жизни, потому что этот продукт по своей сути очень близок к банковским вкладам. Он включает рисковую составляющую, но его предназначение – долгосрочное накопление. Вообще это достаточно интересный сектор, он быстро растет, в отличие от всего остального рынка.  Страхование жизни ежегодно прирастает на десятки процентов - 40%, 50%. Наша компания «РГС-Жизнь», например, находится в числе лидеров в целом по стране и тоже развивается очень быстро, рост по первому полугодию – 150%.  Конечно, нерешенным остается вопрос о механизме обеспечения гарантий для страхователей, сейчас он активно прорабатывается на законодательном уровне. В качестве образца рассматривают модель пенсионных фондов, когда специальный депозитарий контролирует размещение активов, их реальное наличие и наполнение.

Что касается других добровольных видов страхования, то я категорически против подобных инициатив. Конечно, людям хочется гарантий, но и сами клиенты должны быть ответственны. В банках механизм накопления выглядит более просто: принес сто рублей -  получил сто рублей  и проценты. А в страховой отрасли человек может заплатить сто  рублей, а через пару месяцев претендовать на выплату в сотни тысяч. Поэтому наши риски несоизмеримы с банковскими. И крупные страховые компании не могут отвечать за весь рынок и платить за всех разорившихся или просто недобросовестных игроков. Поэтому страхователям пора перестать пытаться сэкономить лишний рубль. Нужно научиться понимать, где экономия имеет смысл, а где она может выйти боком. При наступлении страхового случая ущерб компенсирует только крупная компания, а «Рога и Копыта», где тариф был меньше и условия мягче, -  не заплатит ничего.

 

Люди играют в лотерею с природой

 

Россия ежегодно сталкивается с серьезными последствиями природных  катаклизмов, причем зачастую ущерб оценивается в десятки и сотни миллионов рублей. Весомым подспорьем в таких ситуациях могло бы стать финансовое плечо страховщиков, однако граждане крайне неохотно страхуют свое жилье. Как вы считаете, почему это происходит? Что не так с этим видом?

Дмитрий Маркаров: Все с этим видом нормально. Но вы правы, на рынке существует некий миф – страховать жилье не обязательно, в случае чего государство поможет. И государство, к сожалению, довольно долго способствовало укреплению этого мифа. А россияне по-прежнему чаще страхуют свои «консервные банки» в виде автомобилей, в том числе массового сегмента, чем свое жилье, крышу над головой. Хотя, что может быть дороже? Потеря жилья, зачастую единственного, может обернуться для человека или семьи настоящей катастрофой и непосильным финансовым бременем. Однако люди почему-то об этом не думают. У нас в стране примерно 6,5 млн объектов недвижимости, из них застраховано, по нашим оценкам, не более 10%. И почти половина – 3 млн из 6,5 млн, в «Росгосстрахе». В нашей стране люди не понимают, что заботиться о своем жилье нужно самим, они надеются на пресловутый русский «авось». В Поволжье от пожара пострадало более 2000 строений, из них 800 были застрахованы. А на Кубани застраховано только 10%, на Дальнем Востоке – вообще 5%. И где тут ответственное поведение? Но об этом не хотят думать и продолжают играть в лотерею с природой.

 

Люди надеются и на помощь государства. Особенно, видя, как первые лица прилетают на вертолете в зону бедствия и всем обещают новые дома. В последнее время эту тему часто обсуждают.

Дмитрий Маркаров: Поэтому в народе и сложилось такое мнение: зачем страховать, если и так помогут. Разочарую вас: не помогут. Каждый год у нас в стране происходит то или иное крупное событие, которое становится достоянием общественности, к процессу ликвидации последствий ЧС приковано внимание миллионов людей. В 2010 году мы вместе тушили пожары в Поволжье, в 2012-м боролись с наводнением в Крымске, в прошлом году сопереживали Дальнему Востоку. Но ведь одновременно с этим по всей стране происходит еще сотни и тысячи крупных и средних ЧП, в которых страдают люди и их имущество. И кто платит за них?

Юрий Липатов:  Проблема в том, что если случай становится резонансным, то есть вероятность, что заплатят всем пострадавшим. А если он локальный – то только тем, кто застраховался. Размер компенсации определяют местные власти и очень часто это небольшая сумма, ведь возможности региональных бюджетов по сравнению с федеральным весьма ограниченны. Вспомните затопление в Азовском районе: во многих семьях восстановление имущества легко тяжким бременем на личный бюджет, компенсации выплачивались мизерные.

Дмитрий Маркаров: И бесполезно кричать о справедливости. Ежегодно у нас происходит несколько десятков ЧС, которые при этом таковыми не объявляются, чтобы не возникло обязательство органов власти пострадавшим гражданам что-то платить. Это цинично, но это так.  Поэтому далеко не все граждане получают новый дом «с вертолета», многие остаются со своей бедой один на один. 

 

Сейчас у всех на слуху  тема страхования жилья граждан с господдержкой. Такая программа уже несколько лет эффективно работает в Москве, в этом году присоединился Краснодарский край, однако остальные регионы пока не активны. Считаете ли вы эту идею правильной?

Дмитрий Маркаров: Несомненно. Однако развитие этого вида невозможно без законодательного определения того, как производится компенсация ущерба в таких случаях. Пока у нас платят всем одинаково – и тем, кто застраховался, и тем, кто считал ворон, а таких большинство. Это сводит на нет ценность добровольного страхования жилья: к нам в Поволжье люди приходили сдавать полисы, потому что незастрахованным государство платило по 1,5 млн рублей. Это парадокс: с одной стороны, власти хотят стимулировать граждан к тому, чтобы они ответственно относились к своему жилью и имели страховку, а с другой – на конкретных примерах демонстрирует, что всем будет оказана одинаковая помощь. И зачем тогда полис? Это путь в никуда. И ведь разработали такой важный и нужный закон о страховании жилья с господдержкой, однако хорошая инициатива опять буксует, потому что у нас есть органы власти, которые никаким образом не хотят ограничивать право людей на получение возмещения от государства.  Страховать или нет свое жилье – это личное дело самого гражданина, государство не может его заставить, ГК не позволяет. При этом в конституции прописано право каждого на жилье. И этот парадокс трактуется так: человек не обязан ничего делать, чтобы обеспечить сохранность своего жилья, – в случае чего о том, где он будет жить, должно позаботиться государство.  Но бюджет не резиновый, из него нельзя ежегодно изымать миллионы и миллиарды рублей, чтобы заплатить пострадавшим.

 

Какой принцип выплаты компенсации заложен в закон о страховании жилья с господдержкой? Как вы считаете, сможет ли его принятие придать импульс развитию этого вида?

Дмитрий Маркаров: Принцип очень прост: если гражданин страхует свое жилье, то должен получить полное возмещение своего ущерба. Основную часть выплаты возьмет на себе страховая компания, остальное – государство. А если он не позаботился о страховке, то государство ему поможет, но ограниченным способом, например, предоставив социальное жилье без права приватизации. Это справедливо, ведь он ничего не сделал, чтобы сохранить свою собственность. Именно эта идея и заложена в законе о страховании жилья с господдержкой. Учитывая, что региональные программы подразумевают крайне доступную стоимость подобных полисов, этот вид мог бы в перспективе стать вторым ОСАГО, только не обязательным, а добровольным. И если люди поймут, что забота о жилье – это необходимо, доступно и просто, то они будут страховаться.  

Прочитано

 623  

Подписывайтесь на наш канал в ЯндексДзен и Google Новости. Всё самое лучшее там.

ЖИЗНЬ: непридуманные ИСТОРИИ