Бездомная жительница южной страны замерзает на улицах южной столицы

Об Оксане Кирсановой я узнала из соцсетей. " Женщина два месяца кочует по городу с теплотрассы на теплотрассу. Здесь же ест, здесь же спит. У нее нет ни документов, ни денег, но при этом она часто отказывается от помощи и даже отвергла приехавшего за ней отца," -писали жители Батайска.

   Я списалась с батайчанами, узнала место пребывания женщины-бомжа и 22 декабря 2018 г. отправилась на встречу. Дует морозный, пронизывающий насквозь ветер. Виднеются многоэтажки, недалеко от них – длинная теплотрасса. Женщина, закутанная в зеленое одеяло, сидит, опустив голову вниз. Подойдя поближе, вижу, что на ней старая кожаная куртка, которая не застегивается, а под курткой нет даже простенького белья. Трясущимися, красными от холода руками она поправляет куртку и кутается в одеяло. На ногах женщины старые войлочные бурки, на голове спутанная, грязная копна длинных волос. Я представилась корреспондентом – и мы разговорились.

   Оксана сообщила, что несколько лет назад прилетела в Керчь из Израиля. Поехала к родственникам в Темрюк Краснодарского , но по дороге ее ограбили. Пешком женщина добралась до Славянска-на-Кубани, а оттуда в Ростов.

– А почему вас родственники не заберут,-спросила я женщину.

– Да потому, что они все русские, а русским все равно. Мама моя болеет, она перенесла две операции. Бабушке 82 года, а тетю я видела всего четыре раза в жизни. Мне нужен Интернет, чтобы связаться с родственниками. Мне нужно в Москву доехать, а там я знаю, где живет тетя.

   После разумной, внятной речи женщина начинает говорить нечто странное. О каких-то колдунах, ведьмах, о порче, от которой надо быстро избавиться. Видно, что человек нуждается в медицинской помощи. Местные жители мне рассказали, что им удалось найти в соцсетях родного отца женщины - Андрея Кирсанова. (Нам, к сожалению, не удалось с ним пообщаться, поскольку он работает инженером на судне и вынужден был уйти на полгода в плавание. – Примечание редакции.) Кирсанов был убежден, что дочь в Израиле, поскольку давно не жил с мамой Оксаны и с ней. У мужчины уже давно другая семья и подрастает 10летний ребенок.   

   Когда он узнал, что дочь живет на теплотрассе, он сразу же приехал из Керчи. Дочь не приняла отца.На все уговоры поехать с ним она отвечала категорическим отказом. Он 10 недель обхаживал дочь, но та была непреклонна.Поняв, что Оксана не здорова, Андрей Кирсанов вызвал к дочери психиатра,но женщина просто убежала. Отцу ничего не оставалось, как уехать, он не мог потерять работу, ведь у него семья. Но перед отъездом он оставил неравнодушным жителям деньги на случай, если его дочери что-нибудь понадобится, а также полную сумку новых вещей для нее. На эти деньги батайчане купили ей планшет, и Оксана смогла вести переписку со своими друзьями. Но многие после прочитанного вносили ее в черный список, Оксана много писала несуразного.

   Мне удалось пообщаться с Надеждой Смолкиной, которая несколько недель подкармливала Оксану.

– Вы знаете она весьма странный человек, она грамотная, непьющая, некурящая. Вот только, видимо, от того, что она очень долгое время пробыла на улице или с ней, возможно, происходили другие нехорошие вещи, она стала всех опасаться. Она не принимает пищу от кого попало, не хочет надевать одежду. Во время дождя она, сидя на теплотрассе, сильно промокла, но переодеться отказалась. Все, что ей дают, сразу же оказывается в мусорке. Я давала ей сапоги, шапку, теплые штаны, но она от всего отказывается. Мой сосед принес ей хорошую обувь и сто рублей, она вложила деньги в сапоги и отнесла в контейнер с мусором. Иногда она говорит про какую-то порчу и колдунов. Возможно, что человек мог быть в секте или в рабстве.

   Батайчане мне подсказали, как связаться с друзьями Кирсановой из Израиля, я им написала им «ВКонтакте».

   Зоя Радионова ответила, что они с Оксаной близко дружили.

– Мы много лет её искали и безуспешно. Её друзья готовы помочь, чем можно, мы находимся в полном шоке от увиденной картины. Оксанка жила в Израиле и работала секретарем в одной из компаний. В какойто момент полетела в Керчь и не вернулась, – пояснила Зоя.

   Еще одна знакомая Оксаны, Женя Килимник, написала, что с жителями и Оксаной связались ее друзья из Израиля, но помощи от них она никакой не принимает. Действительно, после того, как друзья из Израиля узнали, в каком положении находится Оксана, они попросили знакомых, которые живут в Ростове, поговорить с Кирсановой.

   По словам Антонины Левченко, которая также приносила еду для женщины-бомжа, она видела, как Оксана общалась с этими людьми. Есть даже видео этой беседы. Оксана, улыбаясь, говорила с ними на иврите. Вот только на предложение друзей поехать с ними, чтобы поселиться в съемной квартире, ответила категорическим отказом. И те уехали.

   В администрации Батайска нам пояснили, что в городе нет службы, которая бы занималась бомжами. Что, мол, пусть едет в Ростов-на-Дону в комплексный социальный центр по оказанию помощи лицам без определённого места жительства.

   Мне удалось пообщаться с заведующим психиатрическими кабинетами Азовского филиала психоневрологического диспансера Виктором Шомысовым, который неоднократно выезжал к Оксане.

– У нее нет острой симптоматики, она не опасна для окружающих. В больницу ложиться она отказывается, а заставить ее насильно я не могу. Если она придет к нам, напишет заявление, мы сможем ей помочь, даже постараемся сделать ей документы. Но нужно желание человека, а у нее его нет,-рассказал доктор.

   В начале января 2019 года, как рассказали мне батайчане, они отвезли Оксану в социальный приют для бездомных в городе Ростове-на-Дону. Спустя время она оттуда сбежала, но в Батайске больше не появлялась. Алиса Журавлева,

г. Батайск  

От редакции: по этическим соображениям, имена и фамилии участников событий изменены.