ВЛАСТЬ
ФОРУМ

Сашу не могли похоронить три недели

04-12-2013/17:49Автор СИТУАЦИЯ
фото из архива родственников Саши
фото из архива родственников Саши

 Жуткий случай рассказала редактору «Мещерки» по телефону староста деревни Октябрь Пустотинского сельского поселения Кораблинского района Наталья СЕЛЕЗНЕВА, которая в среду, 30 октября, позвонила в редакцию… прямо с кладбища. «Да-да! Именно оттуда! – кричала в трубку женщина. Было слышно, что на том конце еще несколько людей так же эмоционально пытаются что-то добавить. – Вот прямо только что мы похоронили парня из нашей деревни, Сашу… Через три недели после его смерти!» По словам женщины, соседи покойника никак не могли собрать деньги на похороны. Обратились за помощью к главе Пустотинского поселения Сергею ДАРМОДЕХИНУ. Тот заверил, что уже обо всем позаботился и парня похоронил. Вот только спустя две недели соседям умершего позвонили из морга с вопросом: что делать с телом? Оказалось, что вместо Саши глава местной администрации организовал похороны совсем другого пустотинца. А покойный сосед нашей читательницы так и остался в морге… «Нам пришлось влезть в долги, собрать последние деньги и организовать погребение самим! – рассказала СЕЛЕЗНЕВА. – А если бы мы так и не нашли деньги – пенсии-то у всех копеечные! Что тогда? Саша так и остался бы в морге?..»
Редакция «Мещерки» решила разобраться в этой темной истории.

В четверг, 7 ноября, я приехала в ту самую деревню Октябрь. Старосту, Наталью Николаевну, которая обратилась в «Мещерку», я застала дома. Женщина тут же предложила сесть за стол, налила чаю и начала рассказывать.
 – Покойному Саше Селезневу я, можно сказать, родственница, но не близкая, – со вздохом произнесла она. – Я была женой брата его отца. Про таких говорят – седьмая вода на киселе, но все-таки его жизнь у меня на глазах проходила, всегда помогала, чем могла, мне и похоронами пришлось заниматься.
По словам рассказчицы, семья у Саши была неблагополучная. Все пьющие. Но так было не всегда. Жили более-менее нормально, когда мать Александра работала страховым агентом. Все было в доме, ни в чем не нуждались. Но в 45 лет кормилица тяжело заболела, после чего работать больше не могла, а мужчины в семье – муж и двое сыновей – что калымили, то и пропивали.
– Мать сначала ругалась на своих, а потом сама от безысходности запила, что еще хуже сказалось на ее здоровье, – добавила Наталья СЕЛЕЗНЕВА.
Уже лежачую, ее отправили в дом престарелых, так как в родном доме ей никто не мог оказать медицинскую помощь. В доме престарелых спустя полтора года она и умерла. Через полгода скончался ее муж. Остались братья – 33-летний Александр и 30-летний Владимир – одни. Работали мало, а пили много. Александр пережил отца всего на 12 дней – 6 октября он умер от алкогольного отравления.
– Оказалось, что заниматься его похоронами некому, – рассказывает Наталья СЕЛЕЗНЕВА. – Младший впал в депрессию, сказал, что повеситься собирается. А других родственников не сыскать. Пришлось мне за похороны браться, хотя я сама недавно овдовела и еще не отошла от смерти мужа. После других похорон семейства Селезневых у нас в семье и денег не было. По соседям набрала только 5 тысяч, но за такие деньги разве захоронишь? Надо же по-человечески чтоб было. А даже без поминок похороны выливаются в среднем в 15 тысяч – это только одежда, гроб, крест, яма… Тогда я отправилась за помощью к главе местной администрации. Сергей Александрович обещал помочь. На следующий день ко мне приехал его водитель и сказал, что в Кораблинской районной администрации будет сессия, на которой решат про захоронение Александра Селезнева. Во вторник, 8 октября, Дармодехин сказал мне, что он решил вопрос и что Александра похоронили, а о месте, где это произошло, людям сообщат позже.
Наталья СЕЛЕЗНЕВА вспоминает диалог, который произошел между ней и Дармодехиным. «А что с деньгами делать, раздать?» – спросила она. «Раздайте», – посоветовал Сергей ДАРМОДЕХИН. «А как же вы так быстро все решили?» – удивилась женщина. «Очень удобно работать с новой властью», – ответил, по словам Селезневой, ДАРМОДЕХИН.
– Поблагодарив главу поселения много раз, возвращалась в деревню, – вспоминает Наталья Николаевна. – Заходила в каждый дом, где занимала, и отдавала деньги. Зайдя к Марине, соседке, протянула ее 500 рублей, на что последовал ответ: «Наташ, а ты уверена, что снова не надо будет собирать?»
По словам рассказчицы, больше недели соседи были уверены, что умерший Саша похоронен. Да только спали жители Октября неспокойно – покойник и его родные постоянно являлись им во снах.
– Сыну моему снилось, как будто он вместе с Сашей ищет золото, мне приснился его отец – во сне он спаивал моего мужа, – признается Наталья СЕЛЕЗНЕВА. – А были и такие, кто рассказывал, что Сашка приходил во снах грустный и плакал… Мы до этого снами друг с другом никогда не делились. А тут такие явные были видения, что промолчать нельзя было…
О том, что Саша так и остался в морге, жители Октября узнали только спустя 16 дней после так называемых «похорон», о которых рассказал глава администрации. Сообщила об этом помощница Дармодехина. 24 октября ей позвонили по телефону из морга и задали вопрос: «А почему Селезнева никто не забирает хоронить?» Неравнодушные соседи тут же обратились в морг, где информацию подтвердили и добавили: «Холодильники плохо работают, а тут тело уже разложилось почти».
– Когда мы рассказали об этом главе местной администрации, тот даже не удивился и совершенно спокойным голосом сам себя спросил: «А кого же тогда похоронили? Наверное, Гуськова, который повесился», – говорит Наталья СЕЛЕЗНЕВА.
По словам Натальи Николаевны, у нее от этой новости закружилась голова – теперь ей предстояло опять ходить по соседям и вымаливать деньги на похороны.
Собрала еще меньше, чем раздавала, – остальное пришлось занимать.
– Дармодехин сказал, что в принципе можно «выбить» из бюджета около 4 тысяч за самостоятельное погребение, но при этом нужно собрать около 25 различных справок, – добавила Наталья СЕЛЕЗНЕВА. – Я ему перестала звонить…А в гроб мы уже положили не тело, а мешок с тем, что осталось от умершего…

Вместе с Натальей Николаевной я отправилась на кладбище, где все-таки нашел покой Александр. По дороге женщина рассказывала, что в деревне работы нет, пенсионеры получают жалкую пенсию и постоянно скидываются то на водонапорную башню, то на помойку, то на похороны. За последний месяц в Октябре были похоронены пять человек – все мужчины. Кто умер от излишнего употребления алкоголя, кто от инфаркта.
– А теперь мы молимся, чтобы никто не помер, никто не повесился, а то разоримся и по миру пойдем, – добавила СЕЛЕЗНЕВА. – Похороны у нас в деревне – такая же роскошь, как и свадьбы.
На кладбище мне удалось поговорить с отцом Евгением, который отпевал Александра Селезнева.
– Отпели и в этот день, и завтра будем отпевать. Это очень важно, чтобы душе его на небесах было спокойно. А так, конечно, хоронить нужно вовремя, – сказал отец Евгений.
В пятницу, 8 ноября, я дозвонилась до главы Пустотинского сельского поселения Сергея ДАРМОДЕХИНА.
– Обычно администрация занимается похоронами, когда совершенно некому хоронить или умерший – бомж. В случае с Селезневым родственники есть, – ответил Сергей Александрович.
– Но ведь младший брат не работает, грозится повеситься, а мать и отец покойника тоже умерли…
– Про то, что Елена умерла, у меня нет такой информации… Не слышал.
– Почему вы сказали жителям Октября, что Александра похоронили, что не являлось правдой?
– Сказал так, потому что дал такое распоряжение. Другое дело, почему они Гуськова вместо Александра Селезнева похоронили… Всех надо было хоронить! Я предлагал организовать похороны за счет администрации, но они сами справились.
Вера ХОЛОДНАЯ, Кораблинский район


Прочитано

 2340  

Подписывайтесь на наш канал в ЯндексДзен и Google Новости. Всё самое лучшее там.

ЖИЗНЬ: непридуманные ИСТОРИИ