ВЛАСТЬ
ФОРУМ

В Пронском районе ветеран войны замерзает от холода в летнем домике

23-09-2014/10:53Автор СИТУАЦИЯ
Фото из семейного архива Василия Прохорова
Фото из семейного архива Василия Прохорова

О дедушке Василии, который недавно поселился в дачном домике вместе со своей внучкой Аллой в городе Пронске, мне рассказала знакомая – местная жительница Нина САРЫЧЕВА.
– У этой семьи непростая история, говорят, что Алла своего родственника из дурдома вытащила, – поделилась информацией Нина Ивановна. – Так это или нет – не знаю, одно могу сказать: Василий Максимович адекватный, только вот в холодном домике живет, дачного типа. Жалко, что ветерану войны старость в нем придется доживать.
Нина Сарычева дала адрес, где проживают новоселы – Алла и дедушка Василий.

В конце августа я отправилась в Пронск. С помощью Нины Ивановны быстро нашла жилище старика-новосела. Мне открыла молодая женщина с маленьким мальчиком.
– Здесь Василий Прохоров проживает? Вы, наверное, Алла?
– Нет, Алла по делам уехала в Москву, а я вот за дедушкой присматриваю, – ответила женщина.
Оказалось, что Светлана – дальняя родственница Василия Прохорова, москвичка. Иногда Алла просит присмотреть ее за дедушкой, потому что он очень старенький и готовить сам себе не может.
– Вот готовлю ему сейчас окрошку, он ее очень любит.
– А поговорить с ним можно?
-Можно, после того, как он поест, только постарайтесь, чтобы он не нервничал, а то ему уже 93 года. Страшно в этом возрасте нервничать, – засуетилась Светлана. – И еще я ему переводить буду – громко кричать. Он не слышит почти.
Дедушка Василий Прохоров встретил меня сначала настороженно, но после того, как я сказала, что из газеты, повеселел, надел с помощью Светланы свой пиджак с боевыми наградами и с удовольствием стал позировать, обнимая правнука.
– Как вы себя чувствуете, Василий Максимович?
– Ничего, суставы, правда, болят, и ноет старая боевая рана. Пуля прошла навылет через легкое. Я уже не помню, как и где именно ее получил, но из-за нее меня в 1943 году комиссовали. Плохо, плохо помню, – сетовал ветеран.
Общими усилиями, с помощью оставшихся воспоминаний дедушки и того, что знала о нем Светлана, мне удалось узнать, что призывался на фронт молодой Василий в самом начале войны, воевал под Орлом. Однажды отряд пехотинцев, в котором был Василий, попал в окружение, бойцы увязли в болоте. И тут старенький рассказчик признался, за что до сих пор ненавидит фашистов.
– Эти душегубы топили детишек руками на наших глазах, – рассказал ветеран и сильно сжал кулаки. На глазах показались слезы.
Я хотела перевести разговор на другую тему, чтобы старику не было так больно, но он взял меня за руку и сказал:
– Тогда мы били душегубов, иностранных захватчиков, а что сейчас в мире делается? Свои своих бьют!
Тут Василий ПРОХОРОВ о чем-то задумался, улыбнулся и сам поменял тему:
– Командир у меня был хороший. Когда меня в госпиталь везли, провожал меня, говорил: «Кто с нами еще, кроме тебя, Вась, будет махоркой делиться?»
Светлана объяснила, что дедушка не курил никогда, а всем солдатам выдавали махорку. Вот дедушка и раздавал свою.
– А где Алла? – вдруг растерянно, как ребенок, спросил старик.
– Она же в Москву по делам уехала, в конце недели приедет, – успокоила его Светлана.
А дед опять заплакал.
– Она, мое солнышко, меня от психов забрала! – рассказал он. – Меня там санитары били и есть не давали, ей не хотели меня отдавать, а внучка мне твердо сказала: «Я тебя отсюда заберу». И забрала. И с тех пор одного не оставляла!
Мы еще немного поговорили с дедушкой о том, что он любит, на отвлеченные темы, и, убедившись, что он успокоился и в добром здравии, я ушла. На прощание взяла телефон Аллы.
С внучкой Василия Максимовича я созвонилась сразу, но обстоятельно поговорить с ней удалось только в пятницу, 12 сентября.
После того как Алла Николаевна узнала, что мне удалось поговорить с ветераном и что у него много печальных воспоминаний, она вздохнула в телефонную трубку, признавшись, что «на самом деле жизнь у дедушки Василия была разная», были у него счастливые эпизоды в жизни. Да и самое главное было в его жизни – большая, дружная семья, дом в Рязанской области, своя пасека, любимая жена и трое детей. К сожалению, жена и сын умерли раньше него.
– Я дочь его погибшего в аварии сына. Тридцать лет назад не стало моего отца, когда мне было 13 лет, с тех пор мой дедушка Василий во многом заменил мне отца, – рассказывала Алла. – Я очень его люблю, помню, как он учил меня на пасеке разговаривать с пчелами, чтобы не кусали. Я любила, когда он ворчал или улыбался. Он на редкость красивый старик! Однако если бы вы его видели в то время, когда я его забирала из психоневрологического интерната, вы бы ужаснулись!
По словам Аллы, Василий Максимович тогда очень похудел, кидался на еду, как будто его не кормили. «Страшное дело, без слез нельзя было на него смотреть», – говорит она.
– Как же так получилось, что его сдали в психушку, а вы об этом ничего не знали? – спросила я.
– Так сложилась судьба, что я жила на Севере, на Кольском полуострове. Однако дедушку старалась навещать, и когда он жил в деревне, и потом, когда забрала его к себе одна из сестер моего покойного отца, Нина, в Кимовск Тульской области, – рассказала Алла. – Тетя Нина сначала взяла дедушку Василия и бабушку Александру Егоровну к себе, потом снимала им квартиру. Ежегодно на 9 Мая я с дочкой приезжала к дедушке с тортом, чтобы поздравить его с великим праздником.
Со слов Аллы, два года назад, на 9 Мая, она, как обычно, приехала к деду в гости (бабушка на тот момент уже умерла). Однако в квартире его не нашла – дверь открыли чужие люди, объяснив, что «никакого деда Василия они не знают». Тогда Алла отправилась к тете Нине.
– Спрашиваю ее: «Где дедушка?» А тетя Нина с гонором рассказала, что после смерти бабушки характер Василия Максимовича испортился, она стала с ним часто ругаться и… решила сдать своего отца в дом престарелых, – взволнованно рассказала Алла. – Так она мне сказала и, не дожидаясь моей реакции, захлопнула перед моим лицом дверь.
Оказалось, что тетя Нина сказала не всю правду. На самом деле это был не дом престарелых. По словам Аллы Николаевны, несколько дней она убила на то, чтобы найти деда. Оказалось, что Василия Прохорова собственная дочь упекла в психоневрологический диспансер на окраине Тульской области. Моя собеседница призналась: после того, как она впервые увидела пациента диспансера, ее стало буквально колотить, женщина сползала по стенке, благо добрая медсестра отпоила валерьянкой.
– Медработник рассказала мне, что моему дедушке в больнице очень плохо. Он не ведет себя неадекватно, как другие пациенты, психически больные, – вспоминала Алла. – Все в больнице давно поняли, что от родственника просто избавились и что ему там не место. Он все время плакал и просил навещающую его изредка дочь Нину забрать его, но та не хотела с ним разговаривать. Я бросилась к главному врачу, чтобы тут же увезти дедушку, но он мне не разрешил. Выслушав его отказ, я сама чуть не загремела в психушку – так разнервничалась. Но, успокоив меня, врач сказал, что будет рад отдать мне родственника, если я возьму разрешение у своей тети. Мне он не мог отдать Василия Максимовича, потому что у нас с ним были разные фамилии.
Тогда Алла поехала обратно в Кировск. Женщина умоляла тетку написать ей разрешение, чтобы забрать дедушку. Та долго не соглашалась, но потом все же подписала нужную бумагу. После трех дней мытарств Алле удалось вытащить своего любимого деда Василия из психдиспансера. Алла вспоминает, что на выписке их провожали чуть ли не все врачи этого медучреждения – много кого растрогала эта история.
– Дедушка Василий мне сказал, что его там били, – сказала я своей собеседнице.
– Да, он мне тоже рассказывал. Везде встречаются разные люди, и жестокие в том числе. Не знаю, что с ним там делали, но после больницы он стал есть очень много, по нескольку тарелок за раз, боясь, что останется голодным. Это уже прошло, сейчас он за обе щеки уплетает только мои пирожки, и вроде бы этот страх остался в прошлом, – рассказала Алла.
Немного помолчав, внучка ветерана призналась: теперь уже страшно ей, ведь жить дедушке, по сути, негде. Этот дом в Пронском районе они сняли временно, на лето. Зимой в нем жить нельзя – он очень холодный и разваленный. В прошлом году Алла забирала дедушку Василия к себе на Север.
– Ему там понравилось, – сказала Алла. – Он любил на стульчике с подушечкой сидеть около дома и рассматривать наши заснеженные пейзажи, однако потом суровый климат сказался на здоровье старика: с ним случился сердечный приступ. Врачи посоветовали перевезти дедушку в привычную для него местность, где температуры не будут скакать так часто, как на Кольском полуострове.
Однако денег на покупку хоть какого-то жилья для Василия Максимовича у его внучки нет, к тому же Алла боится, что просто не довезет старика обратно – годы берут свое.
– Но все равно, никакие обстоятельства не смогут заставить меня бросить дедушку! Я уволилась с прежнего места работы и даже поссорилась с мужем, когда тот узнал, что на север я не вернусь, – рассказывает Алла ПАСТУХОВА. – Сейчас мой долг помочь достойно прожить родному человеку.

Уже прощаясь, моя собеседница добавила: на праздновании Дня Победы социальные работники сказали ей, что можно встать в очередь, и жилье со временем будет.
 – Мы встали, но пока мы в очереди 54-е. И видимо холода нам придется встретить именно здесь, – полагает Алла. – Получается, страна ежегодно празднует победу над фашизмом – один из главных наших праздников, а о героях этого праздника в сложные моменты просто забывает! Обидно…
 
Вера ХОЛОДНАЯ, Пронск

Прочитано

 2577  

Подписывайтесь на наш канал в ЯндексДзен и Google Новости. Всё самое лучшее там.
ЖИЗНЬ: непридуманные ИСТОРИИ