Одинокую смоленскую пенсионерку в ее доме пытал знакомый, затаивший обиду

Односельчанин с другом требовали от старушки золото, которого у той отродясь не было, а отдавать последние деньги она не хотела. Но под натиском недоброжелателей, крепкой бабушке пришлось сдаться. Получив искомое, хозяйку дома оставили связанной умирать. Но она сумела выбраться и наказать грабителей по закону

Утром около 11:00 13 марта 2018 года к пожилой жительнице деревни Сипачи постучался темноволосый сосед Роман Мариненко. Мужчина был не один – за его спиной маячил такой же хмурый поразительно похожий на гостя тип. Старушка побоялась открывать и через дверь спросила:

– Что вам надо?

Те без обиняков заявили:

 – Нам бы похмелиться, дай 100 рублей!

Пенсионерка резко ответила, что если визитеры от дома не отойдут, она позовет для разговора своего сына.

Такое негостепримство объяснялось просто: слава о Мариненко по кличке «Чернявый» в деревне шла впереди него. 39–летний гражданин Беларуси, приехавший в Сипачи лет десять назад, уже несколько раз привлекался к административной ответственности. Как выпивал – становился зверем. Были за ним грешки и на родине: там Роман успел отсидеть за мошенничество. Теперь, когда к нему приехал погостить из Беларуси брат бывшей сожительницы – Рацуш, он хотел показать, что здесь устроился ничуть не хуже.

Мужчины топтались за калиткой и что-то обсуждали. Что именно – взволнованная хозяйка дома не слышала, зато, провожая взглядом гостей, отметила: пошли к Валентине.

У же год Мариненко точил зуб на тихую неконфликтную старушку Валентину Семеновну Кочкину. Однажды одинокая пенсионерка попросила Романа наколоть дров и выдала авансом 1600 рублей. Но, увидев, что ленивый работник не сделал и половины, попросила часть платы назад. На неблагодарную нанимательницу Чернявый затаил обиду.

А теперь решил «добрать» средства с лихвой. Он считал, что у Семеновны деньги должны быть: получает пенсию и еще пару тысяч имеет за подработку уборщицей.

Из показаний Валентины Кочкиной:

«Я 13 марта была на выходном. Занималась участком - потихоньку готовила к высадке, так как снег почти сошел. Потом замерзла и зашла в дом. Приготовила поесть, нож на столе оставила. Села смотреть телевизор – по программе передач время и смогла определить. Это где-то 11:30 было. Дверь входную запирать не стала, так как планировала потом продолжить работу, калитка была закрыта на засов. И тут услышала на пороге шаги».

 – Не так давно я скопила и поставила сплошной забор из железного листа, – рассказывала бабушка. – У нас в деревне многие стали об этом задумываться. Но поставить-то поставила, а смежный с соседями забор глухим делать нельзя – там низенький решетчатый. У них, как на зло, началась стройка. Старое ограждение снесли, новое поставить на следующий день собирались. Этим Мариненко с другом и воспользовались.

Валентина Семеновна обернулась на посторонние звуки и увидела на пороге двух мужчин. Романа она знала, другого же видела впервые. Неизвестный в три прыжка подскочил к испуганной старушке, схватил за волосы и приставил нож к горлу. Оружие она узнала сразу – это был тот самый нож, которым она только-только капусту резала. Рацуш пнул ее под колени и пенсионерка упала.

– Я помню, что даже не успела понять, что происходит. Завалилась на бок, и они мне на лицо подушку положили, стали душить.

Валентина Семеновна объясняла во время следствия, что ей было страшно говорить грабителям, что денег у нее нет совсем. То немногое, что имелось, лежало на двух банковских картах: пенсионной и зарплатной, а наличные – только на хлеб да на проезд. Поэтому бабушка молчала: просто плакала.

 Грабители поняли, что должного эффекта угрозы не возымели и принялись искать, чем поживиться, сами: пожилая женщина слышала, как они открывали дверцы серванта, поднимали матрас. Но приятелей ждало разочарование. Правда, верить в то, что у пенсионерки нет сбережений, они не хотели, решили, что у «скряги» где-то есть тайник.

Выяснять его расположение решили физическими методами. Несколько раз по очереди ударив Валентину мыском сапога по голове, они повторили угрозу.

– У нас разговор пока похорошему. Или говоришь, где деньги прячешь, или все равно выбьем. Видишь, какой у тебя выбор «завидный»?

Не поднимая головы, Кочкина рукой указала в сторону тумбочки, куда убирала сумку с кошельком. Там Роман нашел злополучные пластиковые карты. Пенсионерка слышала, как Мариненко говорил подельнику, что теперь осталось узнать пин-коды.

Из показаний Валентины Кочкиной:

«Они требовали сказать цифры, а я все молчала. Пенсию недавно перевели и месяц без денег я бы не прожила. А так думала: возьмут карточки, уйдут, а я в банк позвоню и заблокирую их. Но они стали говорить, что «прикончат меня окончательно». И я им сказала пин-коды. Потом они потребовали бумагу и ручку, чтобы записать – так запомнить не получалось».

Получив желаемое, гости уходить не спешили. Мариненко, как помешанный, начал настаивать, что у Кочкиной в закромах есть золото и надо бы его забрать. Ходил по комнате, разбрасывая вещи, «хозяйничал» на кухне. Но результата не добился – украшений не водилось.

Обессилевшую от пыток хозяйку дома связали, перекинув веревку через шею. Чтобы она не могла вызвать помощь, забрали сим-карту из телефона, но сам аппарат не тронули.

 Какое-то время Роман и Рацуш решали, оставить ли в живых бедолагу. Незнакомец настаивал на том, чтобы ее зарезать, Роман же заявил, что «бабка» не выпутается: «И так подохнет». И добавил, обращаясь к жертве: «Ты нас знаешь, если кому скажешь, не я, так кто другой найдет и прибьет».

– Когда хлопнула калитка, я еще долго пыталась развязать узлы. Зацепила веревку за ножку стула и растянула. Как освободилась, бросилась к телефону. Но сигнала не было, потом поняла, что сим-карту забрали, но я посмотрела на время – чуть больше 13:00 было. Потом я пошла ко входной двери, а грабители, когда уходили, повесили на дверь навесной замок. Пришлось вылезать через окно. С собой я взяла документы и вещи. Думала, побоюсь туда возвращаться, – пояснила Кочкина.

 Пенсионерка не стала обращаться за помощью к соседям, отправилась прямиком на остановку, а оттуда на автобусе – в полицию. Уже в участке Валентине Семеновне вызвали скорую помощь и госпитализировали с травмами правого глаза и переломом носа.

Приятели обналичили деньги почти сразу, как покинули участок Кочкиной. Их «улов» составил в общей сложности три тысячи рублей: 2500 было на пенсионной карте и 500 рублей на зарплатной.

Отметив удачное предприятие, «братья» поспешили распрощаться: Рацуш взял билет до родного города в Беларуси, а Роман решил пересидеть у дочки бывшей сожительницы. Там его и задержали.

Пользуясь тем, что товарищ теперь вне досягаемости, Мариненко стал рассказывать свою версию развития событий, где он - свидетель преступления, которое единолично совершал Рацуш. Мол, вдвоем пошли в магазин, а родственник зачем-то отправился к Кочкиной.

– Я зашел за ним какое-то время спустя, смотрю – соседка на полу лежит, а Рацуш ножом размахивает и деньги требует. Я ему сказал, что так поступать нельзя. А Валентина Семеновна могла и перепутать, ей же не видно было, – не моргнув глазом, лгал подозреваемый.

Вот только отпечатки пальцев, снятые на месте преступления, и записи с видеокамер банкомата, где подельники обналичивали куш, полностью подтверждали слова потерпевшей.

Сдалась и сожительница Романа: в своих первых показаниях Зора уверяла, что ее возлюбленный весь день находился рядом с ней, но позже призналась, что около 11:00 он вышел, как сам сказал, добыть выпивку или денег. Вернулся через пару часов и стал собирать пожитки, сказав, что «перекантуется» у знакомой.

Соседка Зоры рассказала следователям, что ей по ошибке в почтовый ящик попало письмо Романа из СИЗО. Не обратив сразу внимание на конверт, она вскрыла послание и прочла там просьбу найти кого-нибудь, кто «поговорит» с Кочкиной. Желаемая тема беседы не была указана, но женщина решила предупредить жертву грабежа и следствие.

– 24 июля 2018 года Смоленский районный суд признал Романа Мариненко виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 162 УК РФ (разбой с незаконным проникновением в жилище) и назначил наказание в виде семи лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима, – пояснила старший помощник районного прокурора Ирина Ермакова. – Также в пользу потерпевшей надлежит взыскать с Мариненко в счет возмещения морального вреда 100 тысяч рублей и возместить ущерб от преступления в размере трех тысяч рублей. Рацуш Михайлов объявлен в розыск.

Маргарита ВАСИЛЬЕВА, Смоленский район (Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям. – Прим. ред.)