Смолянин разработал идеальный план убийства, но не учел случайного «зрителя»

Внук осуществил давнюю мечту: в свой юбилей он наведался к ненавистной бабушке. Под простым предлогом он выманил из квартиры единственного свидетеля - дядю, и остался один на один с той, кто почти 15 лет назад мешала его подростковым развлечениям. Скрыть преступление Илье не дал внимательный таксист

Озлобленный родственник много лет держал злобу на бабушку: ее нравоучения доводили непутевого парня до исступления. Но приходилось терпеть. В свой юбилей он на полчаса остался наедине с ненавистной старушкой, и исполнил свои жестокие желания.

В одной из квартир многоэтажки по улице Попова 9 ноября 2017 года был обнаружен изуродованный труп 78-летней пенсионерки Нины Семеновны Свириденковой. Находившийся в это время в прихожей сын жертвы был изрядно подшофе и слезно заверял, что к жестокой расправе отношения не имеет.

– Я не один в доме был! - это все, что смог выдавить из себя родственник, которого прежде в таком состоянии ни близкие, ни соседи не видели.

Тем временем вдоль дороги по Шевченко нервно шагал 30-летний мужчина, периодически пытаясь поймать «бомбилу». Водитель отечественной легковушки сжалился над путником и притормозил.

Из показаний водителя:

«Я остановился, потому что решил: парень боится быть в этом районе. Согласился подвезти. Возле магазина «Пятерочка» он попросил остановиться, сказал, что ему сигарет купить надо. Я тогда не подумал, что магазин уже закрыт».

 Нервный пассажир даже не подходил ко входу в торговую точку. Он крутился около урны правее, постоянно оглядывался и, в конце концов, бросил в нее какой-то сверток. Когда подозрительный попутчик вернулся в машину, водитель стал возмущаться, решив, что тот занимается сбытом наркотиков. Но мужчина уверил его, что «чист».

 – Зажигалку выбросил - пустая. Мне бы другой магазин какой, чтобы работал, – не переставая дергаться, сообщил спутник.

По пути к круглосуточной «лавочке» пассажир передумал и велел водителю поворачивать на улицу Шейна. Там он на десять минут забежал в какой-то дом, номер которого водитель в потемках не разглядел, и вернулся с рюкзаком.

 – Все. Теперь в Талашкино!

Перед выездом из города ночные путешественники заехали на заправку. Там к ним подошел сотрудник правоохранительных органов.

Как выяснилось, пассажир – не кто иной, как Илья Кокорин, внук погибшей старушки. Его-то и искали полицейские, после того, как сын Нины Семеновны сообщил, что он забегал в квартиру пенсионерки за подарком. Живой старушку после этого не видели.

В этот злополучный день м л а д ш и й Ко ко р и н праздновал свое тридцатилетие. Вместе с сестрой его пригласили в гости общие знакомые, а после он собирался заскочить к матери и дяде с бабушкой.

На редкость дружная семья по сей день относилась к нему как к непутевому подростку и баловала подарками. Тем более, что надеяться на появление внуков не приходилось: дочь не интересовалась этим вопросом, предпочитая строить карьеру, а Илья еще в юности попал в дурную компанию. «Крутые» друзья подсадили на наркотики: так он заразился ВИЧ и «заработал» гепатит С. После этого шустрого и смышленого парня словно подменили. Он махнул рукой на будущее, и большую часть времени проводил в наркотическом угаре: теперь-то терять уже нечего. Дело кончилось тем, что в 2008 году он был осужден сразу по двум статьям: убийство и разбой. Выйдя условно-досрочно, Илья присмирел, и интерес у правоохранителей больше не вызывал. С трудоустройством хоть и было непросто, но Кокорин как-то умудрялся периодически подхалтуривать, чем вызывал уважение у близких и друзей.

Его сестра Ксения вспомнила, что во время застолья с друзьями, когда произносили тосты, Илью огорчили чьи-то слова.

– Он как-то притих. Взял вино и сел отдельно ото всех. Потом я его из виду потеряла. Только во втором часу ночи поняла, что Ильи нет нигде, – рассказывала Кокорина следователям.

 Женщина засобиралась домой. Она жила вместе с матерью, дядей и бабушкой. В подъезде, несмотря на поздний час, ее встретили взволнованные соседки. Они рассказали, что Нина Семеновна убита: вся шея и грудь старушки были исколоты ножом с небольшим лезвием. Кто-то из них видел, как ранее в квартиру постучался внук Илья, и ему открыл сын погибшей, его дядя.

Из показаний Петра Свириденкова, сына убитой:

«Илья зашел с бутылкой крепкого дорогого алкоголя. В нашем доме пить не разрешается - мать строго следила за этим. Но тут праздник. Мы сели на кухне, старались не шуметь. Я выпиваю крайне редко, поэтому пары-тройки рюмок коньяка мне хватило. Я уже начал засыпать за столом, как племянник попросил сходить ему за «добавкой». Сказал, что я сейчас «отрублюсь», а ему сидеть будет скучно».

Сговорчивый дядя, неловко одевшись, вышел на улицу. Спустя минут пятнадцать вернулся. Позвонил в домофон - не открывают. В показаниях Свириденков отмечал, что свой ключ взять забыл, соседей беспокоить не стал и сел, опершись о заваренную часть входной двери, ожидая, когда кто-нибудь будет заходить или выходить. Сколько прошло времени - он не знает. Не исключает и вариант, что задремал. Проснулся оттого, что кто-то задел его, когда выбегал из подъезда. Позже станет известно, что это Илья покидал место преступления.

 Объяснить причину, подвигнувшую молодого мужчину наброситься на пенсионерку, установить удалось по показаниям родственников. Еще в то время, когда вся семья жила в одной квартире, старушка одолевала Илью расспросами и подозрениями, когда замечала, что он под дозой. Она отказывалась давать ему денег и стыдила. А когда выяснилось, что внук стал преступником, в доме был введен еще и сухой закон - для профилактики. Из-за этого Илья стал крайне редко заходить к родне - исключительно по праздникам.

Во время «кухонных» посиделок Нина Семеновна несколько раз просила, чтобы сын или внук зашли к ней в комнату – дыхнуть, чтобы она могла определить: не пьют ли спиртное? Она ругалась, читала нотации, но с постели не поднималась. Видимо, когда Свириденков вышел в магазин, старушка вновь начала причитать, и Илья исполнил давнюю свою мечту – избавился от надоевшей родственницы.

При осмотре трупа эксперты обнаружили на теле не менее восьми проникающих ножевых ран: была повреждена ключица, большая грудная мышца, трапециевидная мышца, поднимающая лопатку, имелись травмы правого надплечья.

Из медицинского заключения:

«Причиной смерти Свириденковой стали множественные колото-резаные ранения шеи с повреждением крупных кровеносных сосудов (наружной сонной артерии, внутренней яремной вены и задней ушной артерии) и органов шейного отдела (щитовидной железы, пищевода и трахеи), осложнившиеся массивной кровопотерей».

Перед тем как зарезать лежащую в подушках старушку, ее избили.

Задержанный на автозаправке Кокорин свою вину отрицал. На Шейна он успел переодеться и избавиться от испачканной кровью одежды. Кроме того, в его сумке было все, что нужно на первое время беглецу: 10 тысяч рублей, неизвестно кому принадлежавшие золотые украшения, блоки сигарет, кипятильник, печенье и конфеты, отвертка и несколько свитеров. Так что речь о состоянии аффекта и неосознанности действий отпадала сразу. Мужчина точно знал, что делал.

Илью отвезли в дежурную часть. Но без орудия преступления, которое исчезло из квартиры, расследование уголовного дела могло затянуться. Помог водитель. Как только он сообщил о странном свертке, брошенном Кокориным в урну, полицейские направились к «Пятерочке».

На месте был изъят перочинный ножик со следами бурого вещества. Экспертиза показала, что кровь на лезвии принадлежала покойной Нине Семеновне, на рукоятке найден эпителий внука и самой жертвы: старушка пыталась отвести орудие пытки, но не справилась. Когда родственникам предъявили нож, они опознали его с первого же взгляда.

– Я его в дом сама принесла, – сообщила мать подозреваемого. – Он Илюше приглянулся сразу. Сын все говорил, что в руке лежит удобно и с собой его носить можно - длина лезвия небольшая, около 80 мм. Вроде как не является холодным оружием.

– 9 августа 2018 года Промышленный районный суд Смоленска признал Илью Кокорина виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство), и приговорил его к 12 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год, – пояснил старший прокурор отдела прокуратуры Смоленской области Владислав ШЕРМАКОВ. – На основании ст. 70 УК РФ, суд постановил к вновь назначенному наказанию частично присоединить не отбытую часть наказания по приговору от 5 сентября 2008 года в виде шести месяцев лишения свободы. Окончательный вердикт судебной инстанции – 12 лет и шесть месяцев лишения свободы с ограничением свободы сроком на один год в исправительной колонии особого режима. Коллегия по уголовным делам Смоленского областного суда, рассмотрев 19 сентября 2018 года апелляционную жалобу Кокорина, оставила ее без удовлетворения, приговор – без изменений.

 Маргарита ВАСИЛЬЕВА, Смоленск

(Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям. – Прим. ред.)