Супермен из Гнездова: получил ранение, но победил вооруженных разбойников

Илья по доброте душевной подобрал на шоссе двух подвыпивших пешеходов. Они сказали, что потратили все деньги в кабаке и домой пешком им не добраться. Только приехав к месту высадки, водитель понял, что попал в ловушку преступников. Помощи инженеру ждать было неоткуда - рассчитывать пришлось на инстинкты

Немного за полночь 7 декабря 2018 года недалеко от маленького ресторана по Витебскому шоссе шли двое мужчин. Они бурно обсуждали, где им взять денег. Тот, что постарше, 43-летний Прокоп Савелов, всего три месяца назад вышел из мест лишения свободы и никак не мог перестать отмечать это радостное для него событие. Вот только финансы гулять на широкую ногу не позволяли. Однако он не унывал:

– Сейчас настреляем, – авторитетно заявил Прокоп своему 36-летнему приятелю Тимуру Воронову.

В эту же ночь домой на авто торопился 24-летний Илья Лазарев. До Гнездова оставалось совсем недалеко, дорога была пустая, так что парень надеялся оказаться у нужного подъезда через считанные минуты, о чем предупредил родителей. Но внезапно на проезжую часть выскочил, пошатываясь, незнакомец и стал размахивать руками. Илья резко вывернул руль и съехал на обочину. Сердце колотилось – чуть-чуть и сбил бы пешехода. А тем временем мужчина стал двигаться в его сторону.

Водитель пригляделся внимательнее: лицо человека было спокойным, агрессию он не проявлял и в руках ничего не держал. Поэтому когда тот постучался в стекло, Лазарев открыл ему без опаски.

– Братишка, выручай! Посидели с другом в ресторане и протратились. На такси не хватает. Подкинешь, куда сможешь, а? Но вообще нам в Рудню, – улыбался Илье выпивоха.

Обычно если Лазарев ехал с отцом или матерью, попутчиков в машину не брал даже за плату. Родители были категорически против, предупреждая, что это опасно, а в авто не было никаких средств самообороны. Но сейчас он был один, да и незнакомец казался обычным слегка перебравшим мирным жителем.

Из показаний Ильи Лазарева:

«Я предупредил, что еду до поворота на Керамзавод, пешехода это устроило. Савелов сел на переднее сидение и подозвал своего друга. В машине мы не разговаривали, пассажиры слушали музыку в наушниках. Когда я подъехал к дому №2 в микрорайоне Гнездово, где обычно тормозят автобусы, сказал им: «Ребята, ваша остановка». На что Савелов ответил: «Нет, это твоя. Конечная». Пассажир при этом достал нож и сказал отдать деньги и телефон. Наличными с собой у меня было 82 рубля».

Парень никак не отреагировал на приказ. Прокоп воспринял молчание как сопротивление: замахнулся и ударил ножом в предплечье водителя. Тот все так же, не произнося ни слова, стал отбиваться. Следующий замах - и оружие уже в правом подреберье жертвы.

– Я тогда действовал на инстинктах. Думать не было времени. Когда нападавший снова собрался ударить, я схватился за лезвие. Савелов этого не ожидал, стал говорить: «Ты что творишь, руку порву» и выразился нецензурно. Тогда я воспользовался его замешательством и отвел нож в сторону от себя, – рассказывал Илья.

В этот момент к схватке подключился сидевший позади Воронов. Он стал натягивать ремень безопасности, которым был пристегнут Лазарев. Тем самым он фиксировал жертву и старался придушить. Левой рукой парнишка все еще держался за лезвие, правой потянулся к защелке и сумел отстегнуться. Отчаянно борясь за жизнь, он с силой подался назад и ногами стал бить по рулю, в надежде, что гудок привлечет внимание жителей ближайшего дома или хотя бы спугнет грабителей.

– Что ты делаешь? Бабки отдай и сиди спокойно. Жить не хочешь? – рычал Прокоп.

Отпускать его не собирались. Никто из местных на выручку Илье не спешил – сигнал авто не слышали или предпочли не слышать. И тот сдался. Лазарев понимал, что с двумя ему не справиться: они значительно сильнее его. Прокоп приказал своему заложнику лезть на заднее сидение.

 – Из машины меня, естественно, не выпустили. Пробирался назад между передними сидениями. Все это время одной рукой оборонялся от холодного оружия, а вторую мне за спину завел Воронов, – рассказывал позже следователям Лазарев. – Потом мне просто повезло. Грабители стали спорить: угонять машину или просто порыться в бардачке и боковых карманах. Пока они отвлеклись, я сгруппировался и выбил нож.

Водитель несколько раз ударил Савелова в лодыжку, открыл дверь и выбрался наружу. Оружие упало на пол, а потерпевший бросился бежать.

В салоне было душно, кислорода не хватало, кроме того, рана давала о себе знать. Поэтому неудивительно, что ослабевшего паренька погнавшийся следом Прокоп смог настигнуть даже с травмой ноги. Илья слышал сзади голос второго нападавшего:

– Вали его, он ментов позовет!

Однако активно помогать товарищу Воронов не спешил: ходил неподалеку от машины – следил, чтобы их действия не заметили случайные прохожие. Потом сел на место водителя и включил зажигание, чтобы моментально скрыться с Савеловым с места преступления.

Оказавшись на открытом воздухе один на один с несгибаемым пареньком, Савелов уже не был таким смелым. Раз ударив рукоятью ножа жертву в висок, он понял, что противник продолжает сопротивление и может привлечь внимание. Илью бросили на обочине и уехали на его машине. В салоне оставался телефон: ни вызвать полицию, ни связаться с родными у потерпевшего возможности не было.

 Из показаний матери Лазарева:

«Сын позвонил около 11:30, сказал, что выезжает домой. А после этого пропал. Я пыталась дозвониться, но телефон не отвечал, позже был выключен. Илья пришел во втором часу в синяках и с кровоточащими ранами. Сказал, что машину угнали. Как дошел до дома - не помнил. Описал преступников: плотный русоволосый мужчина за сорок, с ним был смуглый сообщник с темным цветом волос. Попросил, чтобы в полицию заявили мы с отцом, так как ему было в этот момент тяжело. Сначала мы вызвали скорую».

– Я много раз предлагала сыну положить в автомобиль баллончик перцовый или газовый для самозащиты - на случай, если кто-то нападет. Но он отмахивался, говорил, что в дороге осторожен, и 90-е давно позади, – сетовала мать.

По описанию потерпевшего в правоохранительных органах была составлена ориентировка на автомобиль и угонщиков. Полицейские группы задержания прочесывали направление в сторону Рудни. И в 4:00 в районном центре в Луговом переулке увидели машину, подходящую по описанию. Подозреваемые сидели в салоне и что-то обсуждали. Как стало известно, машину они планировали сбыть в этот же день и ждали, когда потенциальные покупатели проснутся.

В полиции подельники вину признали полностью, каждый подробно описал свою роль в преступлении. Несмотря на давнюю дружбу двух криминальных личностей, это было первое «дело», на которое они пошли вместе. Прокоп Савелов и Тимур Воронов познакомились в 2010 году. Вместе отбывали наказание в одной колонии по одинаковым статьям - за грабеж. Тимур освободился в 2014-м и приехал жить в Серебрянку, поближе к брату. Несмотря на то, что Тимур оказался непутевым, старший Воронов не оставлял его без присмотра: кормил, давал деньги, сколько мог, помогал найти халтуры.

Тихо-мирно бывший сиделец прожил больше трех лет. Но в августе 2018 года отбыл наказание Савелов и отправился прямиком к товарищу по зоне. Воронов предложил ему «перекантоваться» у него, пока тот не встанет на ноги. Но все вышло совсем иначе.

Из показаний брата Воронова:

«О том, что Тимур совершил преступление, я узнал, когда он был уже в СИЗО - брат написал мне письмо. Судьба родственника мне не безразлична, и когда стало известно, что его будут снова судить, решил найти потерпевшего через соцсети. Приехал к нему домой, чтобы предложить посильную помощь и возмещение материального ущерба. Да и просто извиниться за такого брата».

Отягчающим обстоятельством для двух подозреваемых был особо опасный рецидив. Причиной раздражительности и конфликтности Савелова стала зависимость от опиоидов средней стадии и смешанное расстройство личности. Однако изменения в психике позволяли Прокопу полностью осознавать фактический характер своих действий.

13 марта 2019 года Заднепровский районный суд признал Прокопа Савелова и Тимура Воронова виновными в преступлении, предусмотренном ч.2 ст. 162 УК РФ (разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия) и назначил Савелову наказание в виде пяти лет шести месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима, Воронову – наказание в виде пяти лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, – пояснил помощник прокурора Заднепровского района Владислав Травин.

 Маргарита ВАСИЛЬЕВА, Смоленск

 (Имена и фамилии фигурантов уголовного дела изменены по этическим соображениям. – Прим. ред.)