«Хочу жениться, чтобы заботиться о твоей дочери после твоей смерти»

В рисунках юной Юлии нет коричневых и черных цветов. В младенчестве медики предрекали ей скорую гибель, однако девушка научилась видеть окружающий мир только в радужных красках. В реабилитационный центр «Русь» они в феврале приехали всей семьей, потому что мама Лена и дочь Юля находятся на инвалидности,

а папа Александр сопровождает своих любимых девочек. Познакомила меня с супругами Подловченко педагог-организатор центра «Русь» Ляля Агамбетова. А уже позже я с удивлением узнала, что женаты Лена и Саша всего три года. А до встречи с ним судьба жестоко испытывала молодую женщину на прочность.
Леночка выросла в Астрахани, окончила медколледж, получив профессию медицинской сестры, и в 20 лет, влюбившись, вышла замуж. Еще до свадьбы в их жизни произошло событие, которое подтолкнуло молодых к свадьбе – Лена буквально спасла будущему мужу жизнь, мгновенно определив начинающийся аппендицит. Они тогда были в другом городе, и парень отказывался обращаться в больницу, но подруга настояла на этом и, как оказалось, была права.
Она рассказывает, что вместе с супругом мечтали о ребенке, и он был на седьмом небе от радости, когда узнал о беременности жены.
-Перед родами я чувствовала себя очень плохо, у меня развился так называемый «диабет беременных», давление зашкаливало, - рассказывает Елена, – и прямо на каталке я потеряла сознание. Очнулась, когда младенец уже закричал. Мне сказали, что все в порядке, и я снова забылась, потеряв счет времени.
По словам моей собеседницы, дочку ей не показали, но через несколько часов, когда роженица пришла в себя, сказали, что ребенок в плохом состоянии и, скорее всего, не выживет.
-Дальше я все помню, как в тумане, - продолжает она свой рассказ. – Мне сказали, что малышку отправили в клиническое отделение для новорожденных, но туда она может и не доехать…
С того момента жизнь астраханки круто переменилась. Едва придя в себя, она полностью погрузилась в борьбу с болезнью ребенка. В детской больнице дочери поставили кучу страшных диагнозов, в том числе и воспаление мозга. Месяц крошечная девочка находилась на грани жизни и смерти, и мамочка молилась, чтобы Юля выжила. Она признается, что было и такое, когда «доброжелатели» советовали ей отказаться от ребенка, потому что ей уготована судьба «растения».
-Самым счастливым моментом для меня был тот, когда я узнала, что Юля сама покушала из бутылочки, выпив целых 80 граммов смеси, - говорит Елена, - а чуть позже, после очередного переливания крови дочка чувствовать себя гораздо лучше.
Однако оказалось, что встречать их из больницы отец и муж не собирался. Как рассказывает Лена, он попросту выставил их с дочкой на улицу, сказав, что инвалиды ему не нужны.
-Мы с мужем до рождения Юли жили у свекрови, - делится она, - своей комнаты у нас не было. Поэтому из больницы мы с дочкой поехали к моей маме.
Там, по словам моей собеседницы, условий для ребенка не было никаких. В частном доме, кроме мамы, жил со своей семьей и брат Лены. Но выбора у нее не было.
В 1999 году Елена написала в Москву и получила приглашение на консультацию в Российскую детскую клиническую больницу имени Пирогова.
-В Москву мы поехали в декабре, - вспоминает астраханка, - полные надежд на светила столичной медицины. Но там лечения не назначили. Один из осматривавших малютку докторов сказал, что при нашем диагнозе Юля неоперабельна. Больше мы с дочкой туда не поехали.
С 5 лет маленькую Юлю начали возить на реабилитацию в «Русь». Именно здесь, по словам Елены, ей подарили надежду на то, что дочка встанет на ноги. Уже ставший легендой доктор Канаев сказал отчаявшейся маме, что операция девочке не показана, но вот постоянные упражнения могут дать положительный эффект. Женщина ему поверила, и с тех пор жизнь Юли и Лены – это беспрестанные физические упражнения.
-После рождения Юли мне было уже не до себя, - признается моя собеседница. – Стал давать знать о себе начавшийся при беременности диабет. Появлялись, конечно, в жизни мужчины, которым я была нужна. Но им не нужен был мой ребенок… А для меня главным было то, чтобы у Юляши был папа.

Встреча, заставившая Лену поверить в то, что настоящие мужчины существуют, произошла в 2004 году.
-Мы с дочкой ездили в специализированный детский садик в Осыпной Бугор, - рассказывает Елена. – В город сотрудников сада подвозил их шофер на «Газельке». Нередко он и нас с Юлей захватывал. И вот однажды, пока мы разговаривали в поездке, бухгалтер садика предложила мне дать анкету в брачное знакомство, в котором работала ее подруга. И я подумала: «А почему бы и нет?» И заполнила анкету.
Далее события развивались совершенно неожиданно для Лены. Как оказалось, ее номер телефона взяли три мужчины, а один оставил свой номер. С первыми тремя претендентами у нее сразу не возникло взаимного притяжения. И уж только чтоб не обижать человека, ждущего звонка, Лена набрала номер Александра.
-Выяснилось, что Саша приезжий с Украины, - рассказывает она. – У него тоже за плечами неудачные отношения.
Елена сразу честно призналась, что сама на инвалидности и воспитывает дочку с ограничениями здоровья. Но это не испугало Сашу, и он предложил встретиться.
-В первый же день он меня покорил тем, что, провожая меня к дому, накупил сладостей, - делится женщина, - сказав, что это – гостинец для дочери. Такого в моей жизни не было, поэтому я была искренне признательна человеку, проявившему заботу о моем ребенке.
Александр продал свою комнату, чтобы купить машину. Ведь до встречи с ним Лена с дочкой практически никуда не могли выехать, и средство передвижения было крайне необходимо. А сам мужчина переехал в дом к теще.
-За 15 лет Саша научился делать уколы и ставить капельницы, - говорит Лена, - он умеет измерить уровень инсулина и напоминает, когда я забываю это делать. Он не ушел даже тогда, когда я заболела туберкулезом!
Моя собеседница признается, что был в ее непростой жизни и такой период.
-Это было в 2006 году, - рассказывает она. – Во время обследования флюорография показала пневмонию. Я полгода безуспешно лечилась, пока компьютерная томография не выявила туберкулез. Жуткий диагноз! Причем, где я сумела прихватить заразу, выяснить так и не удалось. И все время, пока я лечилась, Александр поддерживал меня и был рядом с моей дочкой. Тогда я поняла, что это – мой мужчина. Но на официальную регистрацию брака, тем не менее, не соглашалась. Считала, что мы и так живем душа в душу.
Подали заявление в ЗАГС Лена и Александр всего три года назад. И то, как смеется астраханка, по необходимости.
-Мы оформляли мужу опеку над Юлей, - рассказывает она, смахивая украдкой слезы, - и Саша сказал, что не сможет ее бросить, если со мной что-то случится. Тогда мы оба поняли, что официальный брак нужен не только нам, но и дочке. Ведь наш папа самый лучший, мы его очень любим. Мы все делаем вместе: зимой лепим пельмени, готовим, гуляем, ходим в кино, весной обязательно вместе ездим на рыбалку, втроем ловим рыбу. Мы ездим отдыхать, побывали в Крыму, Юляша захотела морскую прогулку - и это мы осилили. Сейчас мы просто живем и радуемся жизни и очень хотим, чтоб это было всегда, потому что мы друг без друга уже не сможем.
А счастливо улыбающаяся Юля, которой этим летом исполнился 21 год, изо всех сил старается не подвести маму и папу. Она занимается на всех тренажерах, плавает в бассейне. Дома у них есть специальный велосипед и даже имитатор ходьбы – имитрон. С 15 лет девочка занимается с педагогом и с раннего детства, как только сумела ухватить пальчиками карандаш, рисует. В ее картинах нет коричневого и черного цвета: несмотря на болезнь, девушка видит окружающий мир только в радужных красках. И таким этот мир для нее сделали близкие люди.
Татьяна АВЕРИНА, г. Астрахань